Черноморская республика Грузия стала для администрации Буша своего рода плацдармом для внедрения демократии в Евразии и на территории всего Ближнего Востока. Она также стала потенциально большой проблемой в американо-российских взаимоотношениях.

США немало вложили в успех демократии в Грузии, оказывая на протяжении целого десятилетия техническую помощь и помощь в подготовке национальных кадров, оказывая сильное дипломатическое давление в целях обеспечения свободных и честных выборов, а также оказав экстренную помощь после того, как 'революционеры роз' Михаила Саакашвили, с цветами, а не оружием в руках, сместили со своего поста любимца Америки Эдуарда Шеварднадзе при помощи мирных действий протеста по поводу президентских выборов.

Являясь первым президентом на постсоветском пространстве, пришедшим к власти в результате мирной революции, целью которой была защита демократии, Саакашвили создал самое реформистски настроенное с 1991 г. правительство среди всех стран бывшего советского блока. Это правительство заявило о готовности проводить демократический курс и осуществлять рыночные реформы, бороться с коррупцией, добиться вступления Грузии в евро-атлантические структуры, а также обеспечить территориальную целостность государства.

С самого момента своего возникновения новое грузинское государство столкнулось с угрозами со стороны сепаратистских и криминальных лидеров. Этой весной грузинское руководство (на волне новых мирных протестов населения) добилось политической отставки руководителя Аджарской республики, располагающей большими арсеналами вооружений. Однако две территории этой небольшой страны открыто противостоят центральным властям Грузии, отказываясь их признавать. Одна из них - Южная Осетия, небольшая область, настроенная на отделение от Грузии, с населением менее 70 тыс. чел. Другая и более сложная - Абхазия, регион, облюбованный россиянами, и в особенности русскими генералами, у которых уже давно построены виллы вдоль ее черноморских берегов.

Главная задача Саакашвили как президента заключается в переподчинении этих двух областей центральным властям республики. Всего за два дня до победы в Аджарии Саакашвили сказал мне, что его следующей задачей будет возвращение в состав Грузии Южной Осетии, после чего до конца срока своего президентского правления, он намерен заняться убеждением жителей Абхазии в том, что их ждет гораздо лучшее будущее при возвращении в лоно Грузии, чем жизнь в качестве отколовшейся территории при руководителях, не способных обеспечить политическую и экономическую безопасность региона. В Южной Осетии Саакашвили рассчитывает на ряд целенаправленных инициатив, рассчитанных на политическое урегулирование конфликта, включая следующие мероприятия: бесплатную раздачу удобрений и пестицидов бедным осетинским крестьянам, выплату пенсий и задолженностей по зарплате, чем южноосетинские власти пренебрегали, начало телевещания на осетинском языке на территорию Южной Осетии.

Все эти инициативы Саакашвили вроде бы неплохо претворялись в жизнь, но только до того момента, пока он не высказался на саммите НАТО в Стамбуле о стремлении Грузии вступить в эту организацию. Русские и без того чувствовали себя окруженными НАТО, после того как границы альянса распростерлись до Балтики и Балкан. Их реакция не заставила себя ждать, и они ответили целым рядом агрессивных мер, включая поставку вооружений вооруженным силам Южной Осетии и нарушением воздушного пространства Грузии, о котором сообщали грузинские источники, самолетами российских ВВС.

Само собой, жесткий курс - многовековая традиция политики России на Кавказе. Россия опять играет на национальном шовинизме и сепаратистских тенденциях, провоцируя грузин. Быть может Россия просто хочет вывести Грузию из равновесия, а может быть хочет спровоцировать неверные шаги грузинского руководства, которые могли бы оправдать ответную реакцию России и, возможно, вызвать военный конфликт между вооруженными силами Грузии и России.

В любом случае, Саакашвили должен соблюдать осторожность, чтобы не поддаться на подобные провокации. Грузинский президент неоднократно подтверждал то, что он понимает крайне важную необходимость избегать того, чтобы 'клюнуть на приманку', после чего он и его правительство изменили курс и заняли более конфронтационную позицию в отношении Южной Осетии и России. Слухи о грядущей войне ходят по Тбилиси. Это служит предметом для серьезной обеспокоенности. При любой военной конфронтации Грузия не только потерпит военное поражение, но и может лишиться поддержки своих западных покровителей.

Задача, стоящая перед Саакашвили, не из легких, и если к ее решению неправильно подойти, это может привести к 'малой' войне между Россией и Грузией, которая будет иметь дополнительные последствия в виде создания большой проблемы для США и наших союзников по НАТО, особенно Турции.

Безусловно, Саакашвили имеет право требовать восстановления территориальной целостности Грузии и выступать против любого поползновения ущемить национальный суверенитет грузинского государства. Но также важно, чтобы при этом его действия носили спокойный и обдуманный характер, чтобы избежать вооруженного конфликта и сохранить дух демократических перемен, символом которых он стал для движений за создание гражданского общества на всем евразийском пространстве, и в особенности на Украине, в Молдове и Беларуси.

Саакашвили сумел установить конструктивные взаимоотношения с российским президентом Владимиром Путиным. Было бы логичным предположить, что Путин стремится предотвратить войну в Южной Осетии и поддерживает решение конфликта политическими методами, в результате чего Южная Осетия получила бы значительную автономию при сохранении территориальной целостности Грузии. Последнее имеет особое значение для российского президента, поскольку он сам ведет борьбу за сохранение территориальной целостности России в связи с ситуацией в Чечне. К сожалению, даже если логика в этом случае окажется верной и Путин действительно придерживается вышеупомянутых взглядов, множество чиновников рангом пониже были бы рады увидеть новый корабль грузинской демократии разбившимся о скалы конфликта, затеянного сепаратистами. Что же касается надежд на помощь не столь демократичного Путина в деле спасения и сохранения молодой грузинской демократии, надеяться на это было бы по крайней мере неосмотрительно.

Без принятия решительных шагов со стороны США конфликт в Южной Осетии может перерасти в вооруженный. По этой причине Вашингтону крайне необходимо принять участие - и на самом высоком уровне - в оказание помощи Грузии и России в нахождении мирного, долгосрочного политического урегулирования конфликтов, существующих как в Южной Осетии, так и в Абхазии с тем, чтобы обеспечить территориальную целостность Грузии, и помочь молодому руководству Грузии идти по пути демократических реформ и искоренения коррупции. Устранение 'серых зон' контрабанды (главным образом из России), ведущейся в крупных масштабах транзитом через территорию Южную Осетии и Абхазии, крайне необходимо для укрепления экономических реформ, которые являются основой для зарождающейся в Грузии демократии и долгосрочного процветания этой республики.

Настало время для России и Грузии снизить накал военной напряженности и идти по пути поиска долгосрочных политических решений, которые могли бы дать Южной Осетии полные политические права при сохранении территориальной целостности Грузии. Руководство Грузии должно продолжать настаивать на проведении прямых переговоров с руководителем Южной Осетии Эдуардом Кокойты и, возможно, обратиться к Путину с просьбой о содействии в организации подобной встречи, что было бы знаком доброй воли со стороны России. В то же время руководство Грузии должно обеспечить поэтапный вывод своих вооруженных сил, и при этом обратиться к международному сообществу с просьбой увеличить количество наблюдателей ОБСЕ на наиболее ответственных и важных участках.

Теоретически минская группа ОБСЕ могла бы обеспечить проведение подобных обсуждений. В действительности же минская группа мало что сделала за истекшее десятилетие, во многом из-за проволочек со стороны России, которые продолжаются по сей день. Президент Путин пообещал оказать поддержку в деле создания стабильной, демократичной Грузии, уважении ее территориальной целостности. Искренен ли при этом Путин или он просто хочет, чтобы его подчиненные проводили подобную политику в отношении Грузии, остается неясным.

Вашингтон должен оказать давление на Москву с тем, чтобы она заняла более конструктивную позицию по Южной Осетии. Россия должна приветствовать попытки сохранения территориальной целостности Грузии и тем самым не допустить опасного прецедента победы сепаратистов всего в нескольких километрах от Чечни - головной боли уже российского руководства по поводу все той же проблемы сепаратизма.

В то же время Соединенные Штаты должны напомнить молодому грузинскому руководству, что многое в их политической силе и международной поддержке в вопросах укрепления завоеваний и результатов демократической революции зависит от ставки на розы, а не на автоматы. Грузия должна набраться терпения и постепенно привлекать в лоно своего государства Южную Осетию путем проведения целенаправленных инициатив и мероприятий мирного характера, а не подчеркнутого желания проявлять жесткость.

Зейно Баран является директором программ по вопросам международной безопасности и энергетики Центра Никсона.