В городе, где расположено крупнейшее нефтяное месторождение в Китае, вся атмосфера пропитана 'черным золотом'. Два насоса (их еще называют 'кивающими осликами') ритмично качают нефть прямо во дворе перед крупнейшим отелем, в воздухе стоит едкий запах сырой нефти, а люди кругом то и дело поминают 'железного' Вана.

Ван Цзиньси (Wang Jinxi) - герой-рабочий: в 1961 г. он был одним из тех, кто добыл первую нефть в Дацине, который стал символом стремления Китая 'догнать' своих врагов - США и СССР - по экономической мощи. 'Когда по округе разносятся крики нефтяников, мир трижды вздрагивает' - говаривал 'железный человек'.

Однако время для такой символики прошло - добыча в Дацине быстро падает. 'Железного человека' нового времени - геолога по имени Ван Цимин (Wang Qiming) - волнует другая задача: как с помощью гидравлики извлечь остатки нефти из глубоких скважин, а работа городских предприятий зависят от ежедневных поставок нефти из России.

Природные ресурсы Китая уже не позволяют обеспечивать мощный экономический рост в стране, и Дацин, как и другие бывшие центры сырьевых производств, стремится обрести новое 'лицо' и новые источники экономического развития. Он стал своеобразной 'лабораторией переходной экономики' в стране с переходной экономикой.

Мэр Гай Рюйинь (Gai Ruyin) убежден, что возглавляемый им город с 2,5 миллионами жителей недалеко от границы с Сибирью, успешно справится с этой непростой задачей. 'У нас блестящее будущее', - заявил он в одном из недавних интервью.

Но сначала нужно преодолеть несколько проблем. Из-за нефтяных богатств дайцинские рабочие имеют самые высокие доходы в северо-восточной провинции Хэйлунцзян, что привело к удорожанию рабочей силы. Город находится в сотнях миль от густонаселенных районов Северного Китая, его главные рынки сбыта сильно удалены, кроме того, в Дацине нет аэропорта.

Государственные предприятия - особенно нефтяной гигант 'Petro China' - преобладающие в промышленности города, не желают допускать туда конкурентов. Однако они больше не являются локомотивами экономического развития: большинство из 80000 дайцинских безработных - это уволенные сотрудники государственных компаний.

Чтобы скомпенсировать снижение нефтяных доходов, г-н Гай разработал план по привлечению китайских и зарубежных частных инвестиций в отрасли, не связанные с нефтяной промышленностью. По его словам, в прошлом году в Дацине было добыто 48 миллионов тонн нефти, но к 2010 г. этот показатель, как ожидается, должен сократиться до 30 миллионов тонн, а к 2020 г. - до 20 миллионов.

'В 2003 г. ВВП нашего города составил 125,5 миллиардов юаней (15 миллиардов долларов, 12,5 миллиардов евро, 8,3 миллиардов фунтов), и 64,5 % его объема приходилось на нефтедобычу. Но в 2000 г. этот показатель был еще выше - 78%. К 2007 г. мы стремимся снизить долю нефтедобычи в нашем ВВП примерно до 50%', - отмечает он.

Отрасли, выделенные в качестве самых перспективных - это нефтехимия и производство пластмасс, но немалая часть нефти, служащей сырьем для этих производств, будет добыта не 'кивающими осликами' в самом Дацине, а доставлена из России в железнодорожных цистернах. С севера по железной дороге уже поставляется 2 миллиона тонн в год, но по словам г-на Гая этот объем в ближайшем будущем вполне может увеличиться до 8 миллионов тонн.

Китай все еще надеется, что Россия примет решение о строительстве трубопровода, соединяющего нефтяные месторождения в Восточной Сибири с Дацином, обеспечив тем самым будущее города как центра нефтехимической промышленности и производства пластмасс. Однако Россия, скорее всего, предпочтет проложить более протяженный нефтепровод до дальневосточного порта Находки, позволяющий осуществлять поставки в Японию.

Г-н Гай настойчиво утверждает, что окончательного решения по этому вопросу еще не принято. Его слова подтвердил и российский министр экономического развития и торговли Герман Греф: в этом месяце он заявил, что решение о маршруте будущего нефтепровода будет принято после завершения экологической экспертизы этой осенью.

Тем временем, Дацин добился немалого успеха в привлечении инвестиций в нефтехимию и производство пластмасс.

Одним из крупнейших инвесторов стала 'Xinxinlong Plastic', частная фирма, которой руководит тридцатишестилетний уроженец Тайчжоу - портового города вблизи Шанхая. В 2003 г. компания арендовала 20000 квадратных метров производственных площадей и вложила первые 20 миллионов из планируемых 110 миллионов юаней в создание 'царства пластмасс' - предприятия по выпуску самой разнообразной продукции - от пластиковых стаканов до мопедов. 'Производственные мощности позволяют нам выпускать 200000 мопедов в год', - говорит Ся Цингюэ (Xia Qingyue), генеральный менеджер предприятия 'Xinxinlong' в Дайцине.

По словам г-на Ся, Дацин привлек 'Xinxinlong' изобилием нефтехимического сырья, используемого в производстве пластмасс, а также стимулами со стороны городских властей, в том числе возможностью арендовать землю на льготных условиях и налоговыми послаблениями.

Кроме того, в Тайчжоу из-за дефицита электроэнергии повысились производственные расходы, а в Дацине по этому показателю предложение превышает спрос.

Ко всему этому г-н Сая добавляет: 'Мы хотим выйти на российский рынок'.

Г-н Гай обратился в Пекин за разрешением на строительство аэропорта, хотя одна такая попытка уже закончилась безрезультатно. 'Мы думаем, что скоро они одобрят это предложение. . .для начала он [аэропорт - прим. перев.] наверно, будет невелик: по сути - просто взлетная полоса и здание аэровокзала'.