В Грузии установилось временное затишье. Прекратились ночные перестрелки, в результате которых в середине августа погибло около тридцати человек. Однако Грузия полна решимости вернуть себе этот регион, контроль над которым она потеряла с 90-х годов. Избранный в январе текущего года, 36-летний президент Грузии Михаил Саакашвили развернул в регионе значительные силы и обвиняет Россию в том, что она послала туда свои вооруженные силы, наемников и казаков. Полный стремления привлечь к этому конфликту внимание международной общественности, Михаил Саакашвили принимает нас в своей тщательно охраняемой резиденции, расположенной на одном из холмов грузинской столицы.

Что вы собираетесь сделать, чтобы вновь завоевать и вернуть себе Южную Осетию и Абхазию - два региона, которые практически откололись от Грузии в 1992 г.?

У нас нет задачи 'завоевать' - это неточное слово. Нашей главной задачей было перекрыть дороги для контрабанды, которая шла транзитом через эти два региона. В настоящее время население южноосетинского анклава, которое жило главным образом за счет контрабанды из России, оказалось лишенным финансовых ресурсов. Там много безработных и много оружия. Я опасаюсь того, что они могут атаковать грузинские дороги и села. Ведь Россия передала в руки осетин огромное количество вооружений. Там имеются русские танки, порядка 90 единиц российской бронетехники. . . Всего этого слишком много для вооруженных сил Осетии, в которых числится 3000 человек! Однако те силы, которые атаковали наши позиции на прошлой неделе, были, вне всякого сомнения, российскими вооруженными силами. Была применена та же тактика, которую русские применяют в Чечне: когда на поле боя остаются убитые, они с риском для жизни забирают убитых с поля боя. Они делают все возможное, чтобы скрыть тела убитых.

И все же после вашего избрания в январе вы поехали в Москву на встречу с российским президентом. Вам не удалось установить доверительные отношения с Владимиром Путиным?

Я в контакте с Путиным. Но у меня часто возникает ощущение, что в России не он один принимает решения. В этом участвуют многие стороны. Имеются пророссийски настроенные чеченцы: сын Кадырова [Рамзан Кадыров, вице-премьер министр - прим. ред.] заявил, что готов послать в Южную Осетию 5 тыс. чеченцев для оказания поддержки России. С другой стороны, в России имеются также ингуши, которые очень враждебно настроены по отношению к осетинам. . . Главная проблема России состоит в том, что она потеряла большие территории в последнее время: она потеряла прибалтийские страны и государства Восточной Европы, она потеряла Грузию после нашей революции роз в прошлом году, потом Аджарию [еще один регион Грузии, которым руководил про российский деспот, которого Саакашвили изгнал в мае месяце - прим. ред.]. У многих русских такое ощущение, что их страна много потеряла, и что теперь они должны сопротивляться любой новой потере территорий. Я считаю Путина прагматиком. Но в сложившейся ситуации даже для сильного президента поле для маневра ограничено.

Вы сами постоянно меняете свои взгляды: вы выступили с очень агрессивными заявлениями, угрожая открывать по российским судам в Абхазии или призывая грузин готовиться к войне . . .

Я говорил, что если начнется война, то это будет война между Грузией и Россией, а не между грузинами и осетинами. Это очень важно: нужно любой ценой предотвратить столкновения на межнациональной почве. Мы очень близки к войне, и надо, чтобы население к этому было готово. Однако, разумеется, это наихудшее, что может с нами произойти. У меня нет никакого желания это провоцировать, я - не безумец.

Что Вы собираетесь делать?

Мы предлагаем осетинам очень широкую автономию и существенное представительство в центральных органах власти Грузии. Мы также хотим привлечь внимание всего мира к этой ситуации. Мы хотим созыва международной конференции для того, чтобы обсудить статус Осетии. Россия заявляет, что против этого, но думаю, ее позиция меняется.

Что вы собираетесь взамен предложить России? Как ее задобрить?

Наши отношения с Россией напоминают мне отношения разводящейся пары. Мы предлагаем остаться друзьями, однако с той и другой стороны еще сохраняется много ревности. Мы предлагаем России руку дружбы. Но мы не спешим. В экономическом отношении Грузия еще очень слаба. Через три года она уже не будет столь уязвима. Необходимо, чтобы в России осознали, что через три-четыре года ситуация изменится. Что касается меня, я могу ждать. Следующие президентские выборы у нас состоятся лишь через четыре с половиной года.