Мцхета, Грузия. - Слоняясь без дела перед опустевшей казармой, офицеры дорожной полиции наблюдали за проносящимися машинами. Сделать они ничего не могли. Да и не пытались.

Некогда на дорогах Грузии дежурили более 13000 полицейских. В этот вечер - фактически ни одного. Машины летели мимо на скорости 90 миль в час. Полицейские явно скучали.

Услышав вопрос, почему они не работают, они обменялись ухмылками. 'Мы больше не действуем', - ответил лейтенант Павел Канкрелидзе. Другими словами, дорожных полицейских просто поувольняли.

В прошлом году в Грузии произошла так называемая 'революция роз' - бескровное восстание, 'вытолкнувшее' Эдуарда А. Шеварднадзе из президентского кресла. Сейчас страна переживает 'революцию на дорогах', которая должна полностью изменить ситуацию с движением в этом уголке бывшего СССР.

Этим летом преемник г-на Шеварднадзе Михаил Саакашвили уволил практически всех сотрудников дорожной полиции в стране, а через месяц заменил их подразделением, явно созданным по западному образцу.

Эти действия привели к двум примечательным результатам.

Во-первых, целый месяц в Грузии почти отсутствовала дорожная полиция, что побудило одного гостя из России заметить: лето 2004 г. напоминает ситуацию, когда белые уже ушли из города, а красные еще не пришли. Как утверждает г-н Саакашвили, количество аварий осталось на прежнем уровне, что свидетельствует скорее о неэффективной работе бывшей дорожной полиции, чем об осторожности грузинских автомобилистов - последнее для них отнюдь не характерно.

Второй, и более важный результат состоит в том, что г-ну Саакашвили, похоже, удалось нанести решительный удар по одному из самых отталкивающих явлений, возникших после крушения Советского Союза.

Сотрудник дорожной полиции, в голубой рубахе, погонах, с блестящей кокардой на фуражке и фонариком в руках, стоящий посреди дороги и жестами останавливающий проезжающие автомобили - вечный и малоприятный элемент пейзажа на территории бывшей сферы влияния Москвы.

Теоретически, жест рукой и кивок - это приказ водителю остановиться для получения штрафной квитанции и проверки документов. На практике же, если дорожный полицейский вразвалочку приближается к вашему окну, это почти всегда означает придирки. Резина у вас лысая, фары не работают, вы превысили скорость, права у вас не в порядке - оглашается весь список. А теперь откройте багажник.

Чтобы избавиться от настойчивого брюзжания и обыска наугад и продолжить движение, водителю остается одно - дать взятку. Сумма 'штрафа', как предпочитают называть ее полицейские, обычно колеблется от 50 центов до 10 долларов (иногда полицейский к тому же стреляет у вас сигаретку, а затем еще и просит огонька).

Даже в царстве коррупции, в которое превратился бывший СССР, офицер дорожной полиции практически везде воспринимается как самая презренная разновидность социального паразита - и это мнение вполне обосновано, хоть в Москве, хоть в Самарканде.

В Грузии эта проблема стояла особенно остро. Стало просто невозможно проехать хоть какое-то расстояние, чтобы тебя не остановили. По словам г-на Саакашвили, причина была в том, что каждый гаишник должен был регулярно 'отстегивать' долю начальнику, тот - вышестоящему офицеру, и так далее, в соответствии с субординацией. 'Это была своего рода пирамида, - отметил президент в интервью, которое он дал в своей резиденции в столице Грузии Тбилиси. - Полиция была главной головной болью в нашей стране'.

Для г-на Саакашвили, который энергично взялся за борьбу с коррупцией, дорожная полиция, которую здесь по-прежнему называют ГАИ - ленивая, непопулярная и нечистая на руку - стала идеальным объектом для 'показательной порки': с ней можно было покончить одним ударом.

В июле он распустил дорожную полицию. К середине августа была укомплектована, обучена и приступила к действию новая служба - 'патрульная полиция'. Ее функции не ограничиваются надзором за порядком на дорогах; образцом при ее создании послужила американская полиция штатов. Новое подразделение уступает ГАИ по численности - в нем всего 1600 сотрудников. Их зарплата увеличена, чтобы не было соблазна взимать неформальные 'дорожные пошлины'.

Г-н Саакашвили решил устранить даже внешние признаки ГАИ - вместо вооружения советского образца патрульная полиция получила пистолеты израильского производства, российские 'Лады' заменены 'Фольксвагенами', разработана новая темно-синяя форма, по покрою слегка напоминающая американскую. Преображение было полным. Новые полицейские естественнее смотрелись бы в Мэйбери, чем в Москве - даже надпись 'полиция' на их мундирах сделана по-английски.

Результатом этих преобразований стал странный период в истории грузинского автомобилизма. Четыре недели за порядком на дорогах практически никто не следил. И уже от вас самого зависело, как это воспринимать - с радостью или ужасом.

Правила дорожного движения в Грузии можно сформулировать так: Никогда не уступать дорогу. Двухрядное шоссе всегда следует рассматривать как трехрядное, помня, что средний ряд - воображаемая полоса, четко накладывающаяся на две другие - предназначен исключительно для вас. Если дорога сухая, ехать следует с максимально возможной скоростью. Если же она мокрая, скорость необходимо увеличить. (Поскольку уступить средний ряд считается позором, грузины покидают его подобно тореадору, в самый последний момент, резко дернув руль вправо, с долгим свистом и шипением шин.)

Мало того: дороги в Грузии часто служат средой обитания для скота и птицы - коров, кур, выстроившихся в колонну гусей, свиней размером с хороший бочонок - которые слоняются по асфальту в полной уверенности, что это их территория. На разумной скорости домашние животные воспринимаются как живописная деталь. Но все несколько меняется, когда множество машин одновременно пытается их объехать на общепринятой в Грузии скорости - 90 миль в час. Недавно я неделю разъезжал по стране. Перечисляю жертвы катастроф, которые я видел из окна своего пикапа двадцатилетнего возраста: двое седовласых стариков, женщина, поросенок и гусь.

Другими словами, дорожная полиция Грузии нужна.

По словам г-на Саакашвили, в результате многолетней коррупции никто не требовал соблюдения настоящих дорожных правил, а значит, не поощрялась и осторожная манера вождения. В середине августа, когда бывшие сотрудники дорожной полиции ожидали прибытия новых, лейтенант Канкрелидзе, избежавший увольнения из ГАИ и ожидавший приема в патрульную полицию, высказал мнение, что новая служба наведет порядок на дорогах.

Капитан Мераби Петриашвили, недавно поступивший в новое подразделение, с уверенностью сказал, что скоро грузины поймут: появились законопослушные сотрудники правоохранительных органов (нечто невиданное!). Тогда и манера вождения улучшится. 'Прежде всего нам надо наладить контакт между обычными гражданами и полицией, - говорит он. - Нужно, чтобы они нам доверяли'.

Первый шаг, заметил г-н Саакашвили, заключается в том, чтобы грузины поверили: патрульная полиция - это не просто гаишники в других рубашках. А для этого нужно время. 'Нам понадобится как минимум два года, чтобы эта идея закрепилась у них в голове', - утверждает он.