Закон от 2000 года, ограничивающий приобретение американскими компаниями российской техники, серьезно подрывает перспективы американских программ на международной космической станции. Вполне вероятно, что Соединенные Штаты смогут держать астронавтов на станции только до апреля 2006 года.

По этому закону НАСА не имеет права платить России за доставку астронавтов на орбитальную лабораторию, а российские власти утверждают, что после того, как закончится срок соглашения, по которому Россия обеспечивает 11 бесплатных космических запусков, она больше не сможет просто так предоставлять место астронавтам.

Эта проблема может поставить под вопрос само выполнение инициативы президента Буша вернуть человека на Луну и в дальнейшем двигаться к высадке на Марс, так как Соединенные Штаты больше не смогут использовать станцию для регистрации воздействия на человека длительного нахождения в невесомости.

Конгресс обращался к НАСА за предложениями, что можно сделать в такой ситуации, но аэрокосмическое управление не смогло предложить никаких решений. Заместитель главы НАСА Фредерик Д. Грегори (Frederick D. Gregory) заявил прессе во время недавней телефонной пресс-конференции, что на июльской встрече высокопоставленных представителей всех 16 стран, участвующих в работе станции, данный вопрос не поднимался.

Представители НАСА сообщили, что специалисты изучают возможности, заложенные в уже существующем двустороннем соглашении относительно того, можно ли в его рамках приобретать российские технологии и при этом не нарушать закон, однако признали, что такие действия могут вызвать серьезные юридические коллизии и отрицательно отразиться на национальной безопасности США.

Ограничения, введенные Законом от 2000 года об ограничении доступа Ирана к технологиям оружия массового поражения (Iran Nonproliferation Act of 2000), запрещают Соединенным Штатам приобретать у России что-либо для космической станции до тех пор, пока президент не засвидетельствует, что Россия не поставляет в Иран технику и технологии, могущие облегчить ему доступ к производству ядерного, химического или биологического оружия.

Конгресс, большинство в котором тогда принадлежало Республиканской партии, рассматривал этот закон как усиление ответных мер, принятых правительством Билла Клинтона в ответ на поддержку Россией стремления Ирана освоить ядерные технологии. Тогда закон был принят единогласно, да и сейчас его поддерживают обе партии.

При этом до недавнего времени его не принимали в расчет, если было необходимо. По "балансовому соглашению", подписанному в 1996 году, Россия бесплатно предоставляла 11 кораблей "Союз" для доставки американских астронавтов и российских космонавтов с Земли на космическую станцию и обратно. "Союз" - корабль одноразового использования. Последний из "бесплатных" кораблей должен стартовать в октябре 2005 года; его возвращение на Землю запланировано на апрель 2006 года. После этого Россия будет брать только тех пассажиров, которые платят за проезд.

- В этой ситуации оказывается, что весьма обоснованные опасения Америки по поводу Ирана сильно влияют на программу работы на космической станции, - заявил председатель подкомитета по космосу и воздухоплаванию Палаты представителей Дана Рорабахер (Dana Rohrabacher), представляющий Республиканскую партию и штат Калифорния, один из авторов закона об ограничениях на приобретение российской космической техники и одновременно сторонник продолжения участия Соединенных Штатов в программе работы станции, - это одна из самых серьезных проблем, с которыми нам пришлось столкнуться к настоящему моменту.

Представители правительства заявили, что президент Буш пока не готов ни засвидетельствовать, что Россия начала вести себя прилично, ни приостанавливать действие закона вследствие "возникновения угрозы жизни или нанесения тяжкого увечья" американским астронавтам.

И конгресс, и правительство согласны с тем, что любые обходные маневры, будь то приобретение российской техники через третьи страны или новое бартерное соглашение, будут рассматриваться как нарушение закона. А предложение Демократической партии внести поправки в закон за 17 месяцев набрало всего трех сторонников.

Итак, из сложившейся ситуации вытекает, что, если Россия не изменит свою политику [в отношении Ирана], то Соединенные Штаты, уж вложившие в станцию со дня ее основания 33,5 миллиарда долларов, просто не смогут на ней работать. Представители Российского авиационно-космического агентства уже предупредили США, что их страна не сможет больше позволить себе катать астронавтов бесплатно, и со следующего года на ее кораблях будут летать только те, кто платит - ученые других государств и, если таковые найдутся, новые космические туристы - как сообщалось в прессе, два человека, полетевшие таким образом в космос в 2001 и 2002 годах, заплатили за место в корабле по 20 миллионов долларов.

Соединенные Штаты смогут отправлять астронавтов на станцию на короткие сроки, если снова начнется эксплуатация шаттлов, пока временно прекращенная. Возвращение космических челноков планируется в следующем году. Однако те, кто прилетает на станцию на шаттлах, не могут оставаться там долгое время, так как только "Союз" может постоянно оставаться пристыкованным к станции и служить спасательной шлюпкой, если экипажу срочно понадобится эвакуация.

Без астронавтов, постоянно присутствующих на орбите, американским ученым не удастся исследовать влияние долговременного воздействия невесомости на человека, а это единственная задача, которую призвана решить международная станция в рамках провозглашенной президентом программы освоения Луны и Марса.

Конгресс принял в отношении России и Ирана столь жесткое решение в начале 90-х годов, когда Россия подписала с Ираном соглашение о строительстве атомной электростанции около иранского города Бушера.

- Единственная цель этого [проекта] - производство ядерного оружия, -заявил Рорабахер в телефонном интервью, - Иран - один из крупнейших производителей нефти и газа, атомная электростанция ему не нужна.

После 1995 года обеспокоенность Соединенных Штатов в связи с этим строительством еще более усилилась, так как имели место "различные шаги по нарушению режима нераспространения ядерного оружия", как считает член палаты представителей Говард Л. Берман (Демократическая партия, штат Калифорния), старший член Комитета по международным отношениям и горячий сторонник введения ограничений на покупку российской техники.

По закону об ограничениях, который был принят из опасения, что дружеское отношение Билла Клинтона к тогдашнему президенту России Борису Ельцину не дадут ему четко разглядеть иранский след в российских ядерных программах, президент обязан налагать санкции на торговлю с любыми лицами, принадлежащими к государствам, оказывающим Ирану содействие, могущее привести к тому, что Иран будет в состоянии самостоятельно производить ядерное, химическое или биологическое оружие.

Пункт относительно космической станции авторы закона добавили, чтобы продемонстрировать всю серьезность своих намерений.

- Мы посчитали нужным показать [всем без исключения], что у нас не будет сотрудничества даже на высоком уровне, даже по космосу, если русские будут использовать имеющиеся у них технологии, чтобы помогать Ирану в производстве ядерного оружия, - рассказывает Рорабахер, - и это была очень хорошая мысль.

Белый дом пытался бороться с этим законопроектом, считая, что "использовались все доступные дипломатические рычаги,... и принятие этого закона подорвет нашу способность оказывать воздействие на российское правительство", как говорит Гэри Сэмор (Gary Samore), при Клинтоне занимавший пост начальника отдела по нераспространению оружия массового поражения и контролю над экспортом администрации Совета национальной безопасности.

Однако, опасаясь, что на повторном голосовании конгресс все равно наберет достаточно голосов, чтобы преодолеть вето президента, "мы подписали его скрепя сердце". Сэмор сказал это по телефону из лондонского офиса Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies) , где он также возглавляет отдел по нераспространению оружия массового поражения.

Пока срок балансового соглашения совсем не истек, правительство Буша начинает искать альтернативные пути решения проблемы. Как сказал один из высокопоставленных представителей правительства, "Конечно, необходимо рассмотреть различные варианты, но еще много воды утечет, прежде чем нам удастся что-либо сделать".

Он не пожелал называть своего имени, сославшись на то, что в правительстве Буша это не принято. Также этот представитель Администрации заявил, что в принципе правительство не исключает вероятности того, что оно объявит, что сотрудничество России с Ираном не представляет никакой опасности, но в ближайшем будущем идти на такой шаг не планируется. Кроме, того, по его словам, использовать вариант с "опасностью, грозящей жизни астронавтов" по крайней мере, до тех пор, пока на станции находится спасательная капсула "Союза", также не представляется возможным.

Не рассматриваются и возможности покупки нового корабля "Союз" через посредников или заключения нового бартерного соглашения. Заместитель помощника государственного секретаря Стивен Пайфер (Steven Pifer) в своем выступлении перед конгрессом в прошлом году заявил, что "вероятно, многими [такие действия] будут рассматриваться как уклонение от исполнения закона".

НАСА считает, что возможность приобрести еще один "Союз" по ныне действующему соглашению все же существует, так как в соглашении прописано, что Соединенные Штаты и Россия могут продавать друг другу товары и услуги "в целях жизнеобеспечения станции", однако далеко не факт, что такая формулировка позволит покупать "Союзы" после того, как будут выполнены изначально оговоренные 11 запусков.

- Как сделать это с учетом "Закона об ограничении доступа Ирана..." - законный вопрос, и в будущем его все равно придется решать, - считает представитель НАСА Глен Махоун (Glenn Mahone), - сейчас приемлемого ответа на него нет, но у нас есть время, чтобы найти решение.

Конгресс мог бы и внести поправки в закон, но робкая попытка разрешить "внеочередные" закупки российской техники после того, как в феврале 2003 года разбился шаттл "Колумбия", набрала всего три подписи в поддержку этой инициативы.

- Дело в том, что, если вы пытаетесь обойти закон, значит, вы его нарушаете, а закон ведь не просто так принят, - говорит конгрессмен Ник Лэмпсон (Демократическая партия, штат Техас), автор поправки и старший член подкомитета по исследованию космоса от партии меньшинства. Берман продолжает, что за те годы, что прошли с момента принятия Закона об ограничении... отношение конгресса к Ирану "не только не улучшилось, а совсем наоборот", особенно когда Ирану пришлось признать, что он тайно разрабатывал отдельную ядерную программу, никак не связанную с Бушером.

При этом Иран заявил, что та программа разрабатывалась исключительно в мирных целях. - Иранцы ясно показали, что движутся к производству бомбы, - считает Дана Рорабахер, - даже если у меня больше интереса в том, чтобы работа комической станции была успешной, чем у большинства других людей, я не сделаю ни одного шага, который показал бы, что мы отступаем со своих позиций.

По заявлению представителя правительства Буша, Администрация (по крайней мере, сейчас рассматривается именно такой вариант) приняла решение апеллировать к доброй воле России и к ее желанию упрочить свое лидирующее положение и статус "надежного партнера всех наций, стремящихся в космос".

Однако маловероятно, чтобы эта лесть возымела какое-то действие. Константин Крейденко из Российского авиационно-космического агентства заявил в ответ на это, что, хотя "рабочее обсуждение" вопроса приобретения Соединенными Штатами корабля "Союз" и имело место, "американцы не просили о бесплатных полетах", которые закончатся после 2005 года.

- С того момента мы больше не сможем посылать людей [в космос] бесплатно, - добавил Крейденко.

В подготовке статьи участвовал корреспондент в Москве Питер Бейкер.