Кэролайн Вагнер занимается исследованиями в "Rand Corporation" и в Университете Амстердама, Йи-Чень Ли - бывший вице-президент Академии наук Малайзии и президент Всемирной федерации инженерных организаций

Четыре десятилетия назад космическая гонка между Соединенными Штатами и Советским Союзом была в самом разгаре. Дорогостоящее соперничество заставляло ученых из двух стран бороться друг с другом, совсем как солдат на поле боя. Они стремились одержать победу над противником, проводя аналогичные исследования и держа важнейшую информацию в секрете, чтобы одержать победу в гонке за первенство в посадке человека на Луну. Господство в науке было одним их важнейших ключей к политическому господству.

После того, как Америка одержала победу в этой гонке, доставив своих астронавтов на Луну в 1969 году, в космосе на смену соперничеству пришло сотрудничество. Астронавты и космонавты из США, России и других государств работают плечом к плечу в качестве партнеров в различных совместных проектах. В космосе они живут и познают вместе, расширяя знания человечества.

Однако на Земле некоторые люди воспринимают стремление к научному прогрессу и развитию технологий как соперничество между государствами. В недавнем докладе Национального научного совета США был поднят вопрос о том, не рискует ли Америка потерять свою роль мирового научного и технологического центра.

Для 21-го века это неправильный вопрос. Сегодня наука стала явлением всемирного масштаба. Государства являются составными частями не имеющей границ, постоянно расширяющейся системы знаний. В 21-м веке безопасность требует скорее делиться знаниями, чем оберегать их. Ни одна страна не может самостоятельно работать над всеми областями знаний. Для расширения границ познания необходимо, чтобы сотрудничество было одним из способов получения новых знаний.

Благодаря непрекращающемуся развитию интернета и огромным скоростям распространения знаний, во всемирных научных и технологических кругах к США присоединились новые производители знаний, которых в научных и технологических исследованиях необходимо рассматривать как партнеров, а не как соперников.

Вопрос для Соединенных Штатов и других стран должен заключаться в том, где и как подключиться к глобальной сети знаний, а не в том, на каком уровне они находятся с точки зрения количества научных патентов или научных статей. В действительности, процентное соотношение статей в научных журналах, написанных соавторами из разных стран, за десятилетие с 1990 по 2000 годы удвоилось, а количество стран, принимающих активное участие в системе обмена научными знаниями, выросло с 37 до 54. "Новые познания" выросли весьма значительно.

Хотя добывание научных данных все еще приписывается государствам, знание на самом деле не признает национальных границ. В рамках глобального сообщества коллег, делящихся между собой ресурсами и идеями, возникают новые разновидности систем знаний.

Способность связаться с другими участниками "небольшого мира" производителей знаний является определяющим фактором успеха, и эта способность образовывать связи зависит от привлекательности участника как партнера. Для любого государства, которое рассматривает науку и технику как способ увеличения национальной мощи, знания, доступные в этой сети, являются ресурсами, которые могут быть добыты и использованы.

Способность видеть возможности, независимо от места их появления, и превращать эти возможности в продукт будет определять в этом веке научную и техническую мощь.

Финансирование науки является, конечно, важным элементом, однако не менее важно знать, что происходит во многих исследовательских областях. Чтобы достичь этой цели, политики должны взглянуть за пределы национальных границ и отказаться от идей национального превосходства в пользу поиска путей использования знаний из глобальной системы. К этому относится и включение ученых из развивающихся стран в научное сотрудничество, создание технических союзов и направление хотя бы части научных бюджетов на решение таких проблем, как бедность.

США должны выбраться из состояния "превосходства", в котором они пребывали в прошлом веке, и подумать о выходе за пределы национальной модели развития науки и техники. Активное участие в системах знаний будет отличительной чертой наиболее бурно развивающихся экономик в науке 21-го века, что видно на примере Европейского Союза, создающего и расширяющего свое Европейское научное пространство. Данная модель объединяет исследователей и ученых из разных стран для совместного поиска новых знаний.

Америка получит большую выгоду от знаний и идей, выработанных в объединенном мире, чем от знаний и идей, вырабатываемых в соперничающих друг с другом странах. Именно поэтому содействие расширению систем создания знаний и обмену результатами является наилучшим средством от безработицы, бедности и, наконец, от политической нестабильности. Так же из этого пула знаний в экономику США могут придти новые идеи, которые совершат техническую революцию.

Астронавты и космонавты показали нам, что научное сотрудничество дает великолепную отдачу. Нам всем пойдет на пользу, если ученые, инженеры и политики смогут пойти тем же путем здесь, на Земле.