29 августа 2004 года. В момент, когда республиканцы проводят свой предвыборный съезд менее чем в 4 милях (1 сухопутная миля = 1,609 км) от разрушенных башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, эта близость оказывает определяющее влияние на президентскую гонку в США. Следующие 4 года станут самыми опасными в истории страны, потому что террористические нападения 11 сентября были булавочными уколами в сравнении с очевидной и почти что насущной угрозой. Главным вопросом этого года, рядом с которым бледнеют все остальные, является следующий: какой из кандидатов в президенты лучше других способен справиться с угрозой ядерного терроризма?

Написанная по этому вопросу Грэхэмом Аллисоном (Graham Allison), профессором Школы управления имени Кеннеди при Гарвардском университете и советником Джона Керри (John Kerry), книга "Nuclear Terrorism: The Ultimate Preventable Catastrophe" (Ядерный терроризм: самая страшная, но предотвратимая катастрофа) заставляет кровь стынуть в жилах. Осуждение г-ном Аллисоном иракской войны - которую он считает опасным отвлечением и помехой для проповедуемой им войны против ядерного терроризма - можно отделить от его представления голых фактов относительно одновременного распространения научных знаний и апокалиптических религиозных воззрений.

Взорванная в центре Манхэттена "грязная бомба" - заряд обычного взрывчатого вещества, используемый для рассеивания на местности радиоактивных материалов, которые широко применяются в промышленности и в медицине - могла бы сделать этот остров необитаемым на многие годы. У каждого сотого жителя Манхэттена мог бы развиться рак. Возможно, больше людей погибли бы при панике, чем от радиации. Но даже "грязные бомбы" можно считать относительными булавочными уколами.

Единственным серьезным препятствием для создания ядерного боеприпаса является приобретение делящихся материалов - высокообогащенного урана или плутония. В 1993 году американские чиновники применили ножницы для отрезания болтов, чтобы срезать замок, который представлял собой единственную меру защиты на заброшенном ядерном объекте советской эпохи, где хранился высокообогащенный уран в количествах, достаточных для изготовления 20 ядерных боеприпасов. В 2002 году из одной лаборатории в окрестностях Белграда вывезли делящиеся материалы, которых хватило бы на 3 ядерных боеприпаса. Нередко малооплачиваемый сторож и цепная загородка являются единственными мерами безопасности на более чем 130 ядерных реакторах и других объектах в 40 странах, где используется высокообогащенный уран.

Г-н Аллисон утверждает, что в 1992-1999 годах было по меньшей мере четыре кражи делящихся материалов, пригодных для изготовления ядерных боеприпасов, в российских научно-исследовательских институтах, хотя впоследствии эти материалы были найдены. А сколько краж было сокрыто от следственных органов? В годы "холодной войны" в арсенале вооруженных сил США имелись так называемые специальные атомные подрывные заряды (special atomic demolition munitions), которые можно переносить в заплечном мешке. Советский арсенал часто копировал американский. Россия не признает, что у нее были "чемоданные" ядерные боеприпасы, и отрицает сообщения о пропаже, по меньшей мере, 80 таких боеприпасов. В советских вооруженных силах имелось 22000 тактических ядерных боеприпасов - без индивидуальных опознавательных номеров. Кто думает, что судьба всех этих боеприпасов прослеживается? В России, вероятно, имеется 2 млн. фунтов (1 фунт = 0,453592 кг) делящихся материалов оружейного качества - достаточно для 80000 ядерных боеприпасов.

В декабре 1994 года чешская полиция нашла более 8 фунтов высокообогащенного урана в автомобиле, припаркованном на боковой улочке. Один из высокопоставленных помощников главы "Аль-Каиды" заявил, что для осуществления заявленной цели убить 4 млн. американцев необходимо совершить 1400 диверсионных актов по типу 11 сентября или взорвать в каждом из четырех самых крупных городов Америки по одному ядерному заряду с эквивалентной мощностью 10 кт тринитротолуола, умещающемуся в сфере размерами с футбольный мяч.

Из 7 млн. морских контейнеров, прибывающих ежегодно в порты США, проверяется менее 5%. Досматривается менее 10% прибывающих некоммерческих частных судов. Принимая во внимание тот факт, что ежедневно в страну доставляется контрабандным путем 21000 фунтов кокаина и марихуаны, трудно ли будет тайно провезти высокообогащенный уран в сфере размерами с футбольный мяч в одном из 30000 грузовых автомобилей, 6500 тысяч грузовых железнодорожных вагонов или 50000 грузовых контейнеров, которые каждый день прибывают в США?

Президент Буш-младший (George W. Bush) сказал, что критики из числа демократов, возражающие против ускоренного создания системы противоракетной обороны (ПРО), "живут в прошлом". Возможно. Некоторые средства ПРО являются практически осуществимыми и даже желательными, если забыть про их высокую стоимость. Однако о стоимости забыть невозможно. Г-н Керри, если бы он был политически смелым и смышленым, мог бы ответить: "Президент живет в 1983 году, когда Рональд Рейган (Ronald Reagan) предложил систему ПРО для защиты от советских межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Существует куда меньшая вероятность того, что ядерный боеприпас доставит в Америку МБР какого-либо государства-изгоя - ибо в таком случае у него будет обратный адрес - нежели чем он будет доставлен в грузовом контейнере, на грузовом автомобиле, в чемодане, в заплечном мешке или внутри каких-то других повсеместно встречающихся предметов. А поэтому неразумно выделять огромную долю скудных финансовых и научных ресурсов на создание системы ПРО вместо совершенствования других мер безопасности".

С другой стороны, г-н Аллисон утверждает, что надежда на предотвращение ядерного терроризма дипломатическим путем зависит от "готовности применять, если нужно, военную силу как тайно, так и открыто" в отношении двух потенциальных источников делящихся материалов - Ирана и Северной Кореи.

Однако кандидат, у которого является советником г-н Аллисон, на всем протяжении своей сознательной жизни выступает против всякого применения силы Соединенными Штатами.

Умные люди могут иметь иное мнение по поводу всего того, что говорит г-н Аллисон. Однако время президентской избирательной кампании слишком быстро заканчивается, и его недостаточно, чтобы рассудительно разобраться в вопросе о том, как помешать тому, чтобы какой-то другой участок территории Америки не стал настолько зараженным радиацией, что никто не сможет приблизиться к нему на расстояние 4 миль.