Владимир Путин выбрал, и чеченцы поставили в бюллетенях свой крест. Теперь они могут нести его в течение ближайших пяти лет. С самого начала было ясно, что в Грозном кандидат Москвы выиграет то, что в Кремле подразумевают под выборами. Покой и мир в результате не появятся, скорее, обратное.

Совет Европы и ОБСЕ всегда обвиняли российскую строну в нарушении прав человека и в фальсификации результатов выборов. С некоторых пор Россия и по этой причине стремится лишить зубастости именно ОБСЕ. Российский президент Путин собирается с помощью немцев и французов создать 'действительно эффективную' ОБСЕ, которая будет избегать прежних 'односторонних выводов'. Не нужно обладать воображением, чтобы понять, что под этим имеется в виду.

Берлин и Париж, возможно, не поддержат это чрезмерное требование. Но от этого двум государствам не легче. Спустя сутки после голосования в Чечне, канцлер Германии и президент Ширак (Chirac) встречаются с Путиным в его летней резиденции. Они будут вести себя так, как и во время двух последних германо-российско-французских встреч: от души смеяться, даже прыская, при этом все вместе будут кокетничать с идеей де Голля о европейской державе, противопоставляющей себя США. Проблема Чечни окажется на втором плане, возможно, она вообще не будет обсуждаться.

Немцы и французы все еще мечтают встать вровень с Вашингтоном, чего добиться они хотят с чужой помощью и с помощью России. То, что новая форма трехстороннего союза имеет сомнительный характер, их мало интересует.

Хотелось бы, чтобы канцлер Германии нашел в Сочи такие же откровенные слова, как и в отношении настоящего союзника - Соединенных Штатов. К сожалению, надежды на это напрасны.