Москва, 31 августа 2004 года. В понедельник истек срок ультиматума Организации Объединенных Наций (ООН) Судану, в котором содержится требование разоружить арабские милиционные формирования, обвиняемые в геноциде в Дарфуре. Аналитики говорят, что Россия, которая сейчас председательствует в Совете Безопасности (СБ) ООН, едва ли поддержит инициативу ООН по введению санкций против Хартума.

Под давлением Вашингтона и некоторых других западных столиц члены СБ ООН месяц назад проголосовали за наказание Судана в случае, если тот не разоружит и не возбудит уголовное преследование против милиционных формирований "janjaweed", как утверждают, несущих ответственность за военную кампанию в Западном Судане, результатом которой стали по меньшей мере 30 тысяч убитых и 1,4 млн. беженцев.

Однако едва ли Россия - которая использовала скромные поставки оружия, одно соглашение по нефти и более тесные связи с Суданом для более широкого проникновения на африканские рынки - станет фокусировать внимание на злоупотреблениях Хартума.

И Россия не одинока: Китай, другой постоянный член СБ ООН, имеет еще более тесные отношения с Суданом и неодобрительно относится к возможным санкциям против него. Противодействие этих двух стран, наряду с Пакистаном и Алжиром, означает, что конкретная угроза санкций не будет ставиться на голосование на первом заседании СБ ООН.

Так же обстояли дела с Ираком Саддама Хусейна (Saddam Hussein), с которым у Москвы были заключены еще более прибыльные соглашения о поставках оружия и о добыче нефти. Что касается России и Китая, все это упирается в бумажник.

"Китай глубоко заинтересован в Судане, в добыче, экспорте и транспортировке нефти, - заявляет Андрей Маслов, главный редактор российско-африканского делового журнала "Аф-Ро". - Российские компании даже выступают в роли субподрядчиков китайских компаний. Нефтепровод, который будет построен россиянами, строится на китайские деньги, а не на суданские".

И это не единственная сделка. В конце июля - за 5 месяцев до срока и в момент, когда в СБ ООН дебатировался вопрос о санкциях против Судана - Москва объявила о том, что в рамках соглашения от 2001 года завершила поставку Хартуму 12 реактивных истребителей МиГ-29.

"Судан является потенциальным будущим покупателем, а покупателей у нас не так уж много, - говорит Дмитрий Тренин, военный специалист из московского центра Фонда Карнеги. - Россия выступает против санкций главным образом потому, что эти санкции играют на руку кое-кому и вредят российской торговле".

Ожидается, что во вторник ООН заслушает доклад о мерах Судана против милиционных формирований "janjaweed" и обсудит вопрос о санкциях.

Мало кто полагает, что Россия станет препятствовать принятию санкций против Судана, если такой вопрос встанет и получит широкую поддержку. По свидетельству китайского информационного агентства "Синьхуа", Китай, который является ведущим иностранным инвестором в Судане и имеет с ним торговый оборот в размере около 1 млрд. долл. США, потеряет куда больше.

Что касается Москвы, вопрос о санкциях ООН выходит за рамки Судана, и поэтому Москва не хочет возглавлять эту дипломатическую борьбу. "Дело, в сущности, не в Судане, который не является крупным торговым клиентом, - говорит Павел Баев, российский военный аналитик в Международном институте исследования проблем мира в Осло. - Россия выступает против санкций. . . чтобы уменьшить до абсолютного минимума полезность всего этого инструмента ООН, особенно санкций на поставки оружия".

Строгие правила в отношении поставок оружия Ираку, действующие с момента его вторжения в Кувейт в августе 1990 года, стали полезным уроком для России, которая после краха Советского Союза начала искать новые рынки сбыта.

"Россия несколько раз стояла на пороге нарушения режима санкций против Ирака, - утверждает г-н Баев. - Есть основания полагать, что во многих случаях в недалеком будущем именно те режимы, которые могут быть заклеймены (Соединенными Штатами) как новые члены 'оси зла', станут представлять для России интерес с точки зрения деловых отношений".

Россия является крупным игроком на мировом рынке оружия. Уступив только Соединенным Штатам, Россия в прошлом году продала оружия и военной техники на общую сумму 5,4 млрд. долл. таким покупателям, как Индия и Китай. Россия и Судан в 2002 году подписали соглашение о военно-техническом сотрудничестве, дав понять, что у них есть одна , по меньшей мере, общая цель: борьба против "террористов". В каждой из этих стран идет гражданская война - Судан воюет с сепаратистами на юге страны, а Россия - с сепаратистскими повстанцами в Чечне.

Министр обороны России Сергей Иванов обещал, что Москва обеспечит "недорогую и всестороннюю модернизацию всего суданского оружия и боевой техники, которые были изготовлены в России. "Россия сможет это сделать", сказал г-н Иванов, потому что "никаких санкций не наложено".

Как сказано в одном опубликованном в прошлом году докладе исследовательского центра "Oxford Analytica", соглашение (о военно-техническом сотрудничестве) стало частью осуществляемой с ноября 2001 года более широкой российской стратегии "восстановления партнерских связей с давними клиентами" и "проникновения" на новые африканские рынки.

Однако эксперты утверждают, что отношения с Суданом пока что являются "мелочью". Провалилась попытка претворить в жизнь заключенное в 2002 году соглашение о сборке в Судане российских танков, равно как и оценивавшийся в 200 млн. долл. США план освоения с участием российской государственной нефтяной компании "Славнефть" одного суданского нефтяного месторождения.

В июле было объявлено о новом соглашении с российской компанией "Стройтрансгаз" о строительстве нефтепровода. Но продажа Судану МиГ'ов - которую осудили правозащитные организации, заявляющие, что она усугубляет кризис в западной части Судана - далась непросто.

"Схема оплаты была очень сложной, очень трудной для фирмы 'МиГ' и не особенно прибыльной, - говорит глава московского Центра анализа стратегий и технологий Руслан Рухов об этой сделке на сумму 150 млн. долл. - Но в то время фирма 'МиГ' находилась в исключительно глубоком кризисе, и потому она хваталась за любой контракт, какой только могла заключить".

Судан получил "примитивную" модификацию истребителя МиГ, которая используется почти исключительно в роли перехватчика и "почти не может" решать задачи борьбы с наземными целями, говорит г-н Пухов.

Возможно, есть и другая причина того, что Россия не хочет принятия санкций против Судана, говорит он. "Эти санкции (во вторник) суданцы смогут использовать для того, чтобы не платить нам".