Рига, 31 августа 2004 года. Учитель средних лет потел и ругался, неуклюже переходя с русского на латышский язык и обратно, когда рассказывал своим смущенным ученикам о географии долины реки Янцзы в Китае.

Двуязычные уроки в этом классе рижской школы проводились в период подготовки к реформе, которая вынудит примерно 150 русскоязычных школ Латвии преподавать 60% предметов в старших классах общеобразовательной школы на латышском языке. Ученики угрожают массовыми уходами с уроков в знак протеста.

"Нам стало трудно в школе, - сказала Ярмина Хансен, учитель математики в 21-й школе города Риги. - С одной стороны, государство хочет, чтобы мы исполняли закон, и мы делаем все, что в наших силах. С другой стороны, наши ученики настроены на борьбу (против этого закона - прим. пер.)".

Почти третья часть 2,4-миллионного населения Латвии говорит по-русски, и многие рассматривают школьную реформу, которая должна вступить в силу 1 сентября, как попытку подорвать их культурную идентичность.

Пятидесятисемилетняя г-жа Хансен родилась здесь и бегло говорит по-латышски. Ее дед был датчанином, бабушка - латышкой, ее отец является украинским евреем, но в доме всегда говорили по-русски.

"Нередко ученики не понимают, почему учителя не хотят поддержать их в их демонстрациях против реформы. Они не знают, что преподаватель всего лишь не хочет потерять свою работу. Результатом этого является напряженность в классе", - сказала она.

Правительство заявляет, что реформа имеет целью предоставить национальным меньшинствам более хорошие возможности для получения работы, однако протесты против этой реформы собирают такое количество людей, какого не было с момента митингов за независимость в конце 1980-х годов.

Это обозлило Москву, где политики делают себе репутацию на вопросе о положении русского меньшинства в Латвии, этой бывшей советской республике, которая в этом году вступила в НАТО и в Европейский союз. Пятьдесят русских школьников ранее в этом году организовали демонстрацию протеста перед зданием Европейского парламента в Страсбурге.

"Политические интересы столкнулись из-за этого вопроса. Образование в действительности уже не имеет к нему отношения", - сказала г-жа Хансен.

Психологический барьер

В общеобразовательных школах Латвии учатся 12 лет, девять - в начальных и средних классах и три - в старших классах, куда идут те, кто хочет поступить в университет, где все преподавание ведется на латышском языке. После 2007 года выпускные экзамены в общеобразовательных школах будут проводиться на латышском языке.

Для того чтобы подсластить пилюлю, правительство в этом году повысило зарплату учителям со 145 до 160 латов (266-294 долл. США) в месяц и предложило выплачивать премии до 20% за преподавание на латышском языке или за "двуязычное" преподавание.

"Когда мы преподаем в этих 'двуязычных' классах, то теряем половину времени на перевод. И тогда вместо урока истории мы получаем урок латышского языка", - сказала учитель истории Наталья Аржановская.

Переход с русского на латышский язык непрост, поскольку между этими двумя языками нет ничего общего. Латышский язык принадлежит к балтийской ветви индоевропейских языков, как литовский и ныне вымерший прусский язык. Русский язык относится к группе славянских языков.

До того как Латвия в 1991 году вновь стала независимой от Москвы, иммигрантам почти не было необходимости учить латышский язык. Они учились в школах и университетах, где преподавание велось на русском языке, а потом работали на промышленных предприятиях или в исследовательских центрах, где латышский язык использовался мало.

Когда в 1963 году престижная рижская школа #21 раскрыла свои двери, ученикам предлагали изучать латышский язык всего 2 часа в неделю.

"Некоторые русские преподаватели просто не могут преодолеть психологический барьер: прийти в класс и заговорить с учениками на языке, который не является для них родным. Один русский будет говорить с другим русским на иностранном языке", - сказала г-жа Хансен.

"Когда я преподаю на латышском языке, то испытываю стресс, мне приходится подбирать слова куда более внимательно, а математика и без того является для детей трудным предметом".

Нужно больше времени

Школа #21 расположена в бывшем промышленном районе, где ранее размещались заводы и фабрики, на которых работали многие мигранты. Сегодня большинство предприятий закрыто.

Коридоры школы украшены портретами ее прославленных учеников. "Наши ученики представляют собой неоднородную массу. У нас учатся как сироты, так и дети нуворишей", - сказала г-жа Хансен. Это отражает социальную структуру русскоговорящего сообщества в Риге, где многие бедны и не имеют работы, тогда как некоторые богаты и добились успеха.

"Дети нередко усваивают жизненное кредо своих родителей. Если их родители преуспевают в жизни, они позитивно смотрят на мир, если же родители не сумели устроиться в жизни, они смотрят на все иными глазами", - сказала сорокалетняя учительница истории Елена Андропова, которая приехала в Латвию 17 лет назад из Санкт-Петербурга, не зная ни слова по-латышски.

Учителя опасаются, что ученики из более бедных семей не сумеют научиться латышскому языку и кончат тем, что окажутся на улице, продолжив свое образование среди уголовников, пьяниц и торговцев наркотиками.

"Нам просто нужно больше времени. Мы начали подготовку (школьной) реформы в 1999 году, постепенно увеличивая часы преподавания на латышском языке", - сказала заместитель директора школы Тамара Бондарева.

Внутренний опрос показал, что всего 2% из 680 учеников хотят учиться на латышском языке; 55% заявили, что не видят альтернативы.