Десятилетия 'холодной войны' между Америкой и Советским Союзом, как бы ни парадоксально это звучало, сделали миру намного безопаснее. Обе стороны знали, что, если хоть раз применить ядерное оружие, другая сторона непременно ответит, и все закончится катастрофой для обоих.

Краеугольным камнем 'концепции взаимно гарантированного уничтожения' была взаимная гарантия того, что использовать ядерное оружие не решится ни та, ни другая сторона. И обе сверхдержавы всячески препятствовали другим странам в доступе к ядерному оружию (если, конечно не считать Карибского кризиса), чтобы баланс сил не был нарушен.

Однако сейчас все по-другому - прежде всего из-за распада Советского Союза и террористических актов 11 сентября.

Сейчас возможность ядерного удара настолько же реальна, насколько реальна она была тогда, когда в школах детей учили, как быстрее спрятаться под парту, а взрослые рыли во дворах своих домов убежища на случай ядерного Армагеддона. Сегодня главная угроза уже не одна. Сегодня нам угрожают по крайней мере два деструктивных государства - Иран и Северная Корея, - а также тысячи террористов по всему миру.

О том, что 'Аль-Каида' собирается применить ядерное оружие, говорит очень многое.

В окончательном докладе комиссии по расследованию обстоятельств терактов 11 сентября указывается, что 'Аль-Каида' купила за 1,5 миллиона долларов некий предмет, напоминающий цилиндрический контейнер с оружейным плутонием. Террористы не сразу обнаружили, что в цилиндре была 'кукла'. Однако, по словам специалистов, это не единственная их попытка приобрести подобные материалы.

Двое пакистанских ученых-ядерщиков признались в том, что в августе 2001 года они встречались с Усамой бен Ладеном и подробно говорили с ним о ядерном оружии. Из перехваченных сообщений некоторых членов 'Аль-Каиды' следовало, что террористы собираются устроить в Соединенных Штатах 'Хиросиму', и, по словам экспертов, 'Аль-Каида' пыталась завербовать себе специалистов по ядерному оружию.

Бывший директор ЦРУ Джордж Тенет (George Tenet) заявил конгрессу в январе 2002 года, что в доме, который предположительно использовался как база 'Аль-Каиды' в Кабуле, были обнаружены элементарные схемы ядерной бомбы.

В феврале тревогу пришлось забить еще сильнее, когда службы безопасности раскрыли существование огромного международного черного рынка ядерной техники и технологий. Так удалось неожиданно быстро узнать, каким образом Иран и Ливия получили большое количество оборудования для атомной индустрии. Их продал Абдул Хан (Abdul Q. Khan), пакистанский ученый, известный как отец атомной бомбы в этой стране.

Террористы могут получить ядерное оружие разными способами: можно сделать самим, можно украсть, можно купить. А еще можно получить от дружественного режима.

Риск того, что им это удастся, выстраивается по возрастанию именно в таком порядке.

Самый трудный путь - создать ядерное оружие самостоятельно. К примеру, Ирак не испытывал недостатка в средствах, однако годами пытался и так и не смог создать свою бомбу. При этом чертежи отдельных элементов достать несложно. По заявлению американских оружейников из исследовательской группы в Гарварде, им удалось построить макет бомбы, используя исключительно элементы, продающиеся открыто и вполне законно. Физика процесса также известна многим. В конце концов, первую атомную бомбу, сброшенную на Хиросиму, никто толком и не испытывал. Механически процесс был настолько прост - две части урана выстреливались друг другу навстречу устройством, похожим на пушку, - что ни у кого не возникало ни тени сомнения в том, что бомба сработает как надо.

Конечно, еще необходимы некоторые знания и технические навыки. В 1986 году группа специалистов по ядерному оружию из Лос-Аламосской лаборатории выпустила статью, в которой примерно описала необходимый для этого уровень интеллектуального потенциала. Но, по их заключению, элементарную бомбу смогут создать даже террористы, если очень захотят.

Главное в этом деле - произвести или приобрести высокообогащенный уран или плутоний - сердце бомбы. К сожалению, сейчас во всем мире тонны этих веществ охраняются недостаточно строго.

Украсть бомбу возможно, но использовать ее все равно не так просто. К электронным блокам нужно иметь ключи, иначе бомба не сдетонирует.

А вот купить или иным образом приобрести ядерное оружие у таких стран, как Иран или Северная Корея, террористам будет очень даже просто. Как же их остановить?

Самый быстрый и надежный способ остановить террористов, да и вообще кого бы то ни было, и не дать им завладеть ядерным оружием - перекрыт доступ к двум веществам, используемым в нем - высокообогащенному урану или плутонию. Без ядерного топлива не будет и ядерной бомбы.

Обогащенный уран представляет собой малую толику выходного продукта переработки урановой руды. Чтобы построить сравнительно простую бомбу того типа, который использовался в Хиросиме, необходима всего примерно сотня фунтов (40-50 кг - пер.) урана, но, чтобы ее получить, урановой руды нужно добыть несколько тонн.

Плутоний - побочный продукт ядерного топлива, сжигаемого внутри ядерного реактора, но, чтобы его получить, необходимо провести сложные и опасные химические процессы по очистке топливных стержней. Для этого необходимы сложнейшие сооружения, которые легко могут быть замечены сторонними наблюдателями, поскольку они выделяют много газа. Куска плутония размером с грейпфрут - это примерно девять фунтов (около 4 кг - пер.) достаточно, чтобы построить бомбу, равную по разрушительной силе той, что была сброшена на Нагасаки и убила десятки тысяч людей.

Плутоний есть во многих странах, но самое большое его количество сосредоточено в России и США. Чтобы остановить террористов, настоятельно необходимо обеспечить надежную охрану мест хранения ядерных материалов в России и применить все возможности современных технологий для того, чтобы предотвратить их похищение. Также необходимо потратить деньги - миллионы долларов, если понадобится - на то переобучение бывших советских физиков-ядерщиков и помощь им в поиске достойной работы, чтобы у них не было искушения продавать свои знания террористам.

Однако проблема не только в странах бывшего Советского Союза. Высокообогащенный уран используется в десятках исследовательских реакторов по всему миру, причем немалая часть его поступила в свое время - иногда десятилетия назад - именно из Соединенных Штатов в рамках программ мирного исследования атома. Некоторые из этих реакторов недостаточно строго охраняются и потенциально могут быть атакованы с целью похитить ядерное топливо. Недавно министр энергетики (США - пер.) Спенсер Абрахам (Spencer Abraham) предложил проект сроком на десять лет и стоимостью 450 миллионов долларов по возвращению этих материалов. Проект, безусловно, хорош, но его необходимо ускорить и выполнить в значительно более короткие сроки.

Сейчас в разработке находится еще много важных программ, призванных не позволить террористам и деструктивным государствам получить доступ к ядерному оружию и средствам его доставки к берегам Америки. Это может быть все что угодно - от полицейских операций по перехвату курьеров, везущих ядерные материалы, в портах как Соединенных Штатов, так и других стран мира, так и проводимая под эгидой ООН программа по усилению борьбы против незаконного оборота ядерных технологий внутри каждой страны в отдельности.

Однако прежде всего Пакистан должен рассказать все о работе Абдула Хана. С того самого момента, как пакистанские власти арестовали Хана за совершенные преступления с ядерными технологиями, а затем сразу же помиловали его, неясно, насколько настойчивы были власти Пакистана в выявлении и задержании тех, кто работал вместе с Ханом в его преступной сети. Вряд ли кого могут убедить заверения со стороны Пакистана в том, что Хан действовал в одиночку, без прямой помощи или косвенной поддержки со стороны правительства или самого мощного института государства - армии. Соединенные Штаты должны оказать на своего союзника давление с тем, чтобы вся сеть, которую возглавлял Хан, была раскрыта и отправлена под суд. Даже помыслить нельзя о том, чтобы позволить тем, кто вместе с Ханом занимался преступной деятельностью, уйти от руки закона - ведь они наверняка вновь вернутся к своему страшному бизнесу.

Также необходимо обратить серьезнейшее внимание на Северную Корею и Иран. Уже сейчас у Северной Кореи может быть как минимум восемь бомб. Поскольку этой стране сейчас как воздух нужны деньги, она вполне может продать саму бомбу или материалы для ее изготовления террористам.

Более того, этот кошмарный сценарий вполне может оказаться правдой уже сейчас. В конце мая международными инспекторами была получена информация о том, что в начале 2001 года Северная Корея тайно продала Ливии около двух тонн гексафторида урана. Урана, содержащегося в нем, вполне достаточно, чтобы изготовить бомбу. Вещество в конце концов передали Соединенным Штатам, но имя поставщика Ливия так и не открыла.

А в это время Иран играет с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) в кошки-мышки, стараясь избежать конфронтации с ООН, но при этом исправно кормя уважаемых людей во Франции, Германии и Великобритании обещаниями остановить свою ядерную программу. К сожалению, пока такая тактика прекрасно срабатывает.

В прошлую субботу президент Ирана Мохаммад Хатами (Mohammad Khatami) заявил, что его страна не остановит свою ядерную программу, но сказал, что Иран готов 'предоставить любые гарантии' и доказательства того, что иранская программа предназначена исключительно для мирных целей. Это не более чем слова, потому что исходят они от режима, который в течение почти двадцати лет прятал свои ядерные программы от всего мира.

Позволить Ирану, с его огромной историей контактов с 'Аль-Каидой' и открытой поддержки террористической организации 'Хезболла', разрабатывать ядерное оружие - значит подвергать себя серьезнейшей опасности.

Ясно одно: Иран не остановить, если от него не отвернется сразу весь мир. МАГАТЭ и Совет Безопасности ООН должны поставить Иран перед выбором: отказ от дальнейшей разработки ядерных программ или изоляция от всего мира. Иран необходимо убедить, как уже убедили Ливию, в том, что приобретение ядерного оружия не является гарантией силы государства, а ведет к его экономическому истощению. Но это может стать реальностью только в том случае, если сразу большое количество стран согласится оказать на Иран политическое, экономическое и, при необходимости, военное давление с тем, чтобы заставить его прекратить свою деятельность в этом направлении.

Первый шаг должно сделать МАГАТЭ. Пока агентство не хочет подтверждать, что Иран занимается разработкой ядерного оружия в нарушение договора о его нераспространении. Сейчас необходимо прийти к этому логическому заключению. Такая декларация со стороны МАГАТЭ может создать необходимую базу для принятия решения в рамках СБ ООН о том, чтобы наложить на Тегеран санкции, если он не подчинится международным требованиям.

Итак, существуют некоторые шаги, которые международному сообществу обязательно необходимо сделать, чтобы не дать деструктивным режимам и террористам доступ к информации и материалам, необходимым для получения ядерного оружия. Главное, что мешает это сделать - и ООН, и МАГАТЭ знают, какие шаги следует предпринять, но предпринимать их не хотят. Ирану и Северной Корее удалось под недреманным оком МАГАТЭ все-таки разработать оружейные программы, в частности, потому, что в договоре о нераспространении ядерного оружия есть юридические лазейки. Кроме того, они вообще могут выбросить из страны международных инспекторов, как это сделала Северная Корея, и спокойно продолжать себе разработку ядерного оружия, не особо опасаясь возможных последствий.

Эту смертельную игру не остановить маханием дипломатическими кулаками после очередного нарушенного обещания. Ее можно остановить только реальным кулаком, разрушив ядерные амбиции этих стран до основания.

Данная статья продолжает серию редакционных статей о современной ядерной опасности. Первая часть вышла в воскресенье под названием: 'Хорошие мальчики не играют ядерными бомбами' (No more nuclear nice guys).