31 августа исполнилось ровно десять лет с того дня, как российская армия покинула Германию, а с ней и всю Центральную Европу.

Тогда, в 1994 году, была проведена беспрецедентная по масштабам и срокам передислокация войск. Без малого полвека, с 1945 по 1994 год, на территории Восточной Германии находилась наиболее мощная и боеспособная группировка вооруженных сил СССР, а затем и России. Вот цифры, которые ее характеризуют.

Западная группа войск, так называлась тогда эта группировка, насчитывала 62 пусковых установок оперативно-тактических и 90 тактических ракет с радиусом действия до 500 км. Было 7900 танков, большинство из которых составляли газотурбинные Т-80У, способные за сутки дойти до Ла-Манша. И 7537 боевых бронированных машин, БМП-1 и БМП-2, БТР-60 и БТР-80. А также 4414 стволов артиллерии, среди которых были крупнокалиберные, то есть с калибром ствола более 100 мм, 'Гвоздики', 'Акации' и 'Пионы'. 940 боевых самолетов (истребителей, штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков) и 785 вертолетов - транспортно-десантных и ударных. Еще 17 подводных лодок и 227 надводных кораблей. Если говорить о личном составе, то речь о 351 274 военнослужащих, а с членами семей - о миллионе двести тысяч человек.

Ни в одной стране мира в течение трех-четырех лет к новому месту жительства не переезжало столько народу.

А если вспомнить, что практически одновременно с выводом войск из Германии Россия выводила свои части из Польши, Чехословакии, Венгрии, Монголии, Кубы, Молдавии, Литвы, Латвии и Эстонии, из республик Закавказья - всего полтора миллиона тонн боеприпасов, 759057 военнослужащих, 98 пусковых установок оперативно-тактических и 162 тактических ракет, 13214 танков, 18305 боевых бронированных машин, 9668 артиллерийских орудий, 2722 самолета и 1844 вертолета - то можно представить, какая масса людей и боевой техники вернулась к себе на родину, в абсолютном большинстве на необустроенное, что называется, 'голое место'. И сегодняшние проблемы российской армии, где без крыши над головой 165 тысяч офицеров и прапорщиков, - практически каждый третий, кто стоит в строю, тоже родом из того времени.

На территории Германии российская армия оставила 777 военных городков, где было 36290 зданий и сооружений различного назначения, в том числе и современные жилые дома. Более двадцати одной тысячи этих объектов было построено на средства Советского Союза. А вся недвижимость ЗГВ по ценам того времени, да и сегодня, оценивается экспертами в 30 млрд. марок ФРГ. Такую цифру, кстати, называет и последний главнокомандующий Западной группы войск генерал-полковник Матвей Бурлаков.

Он до сих пор считает, что вывод российских войск, хотя и проводился планомерно, с соблюдением всех необходимых мер безопасности, был похож скорее на бегство, чем на продуманную и серьезную передислокацию. Вину за это генерал возлагает на высшее руководство Советского Союза во главе с Михаилом Горбачевым, которое, цитируем, 'проводило крайне недальновидную и безответственную политику', и на первого президента России Бориса Ельцина, который - опять цитата, 'чтобы сделать приятное своему другу, канцлеру Германии Гельмуту Колю, на четыре месяца сократил и без того немыслимый срок вывода наших войск'.

Бывший главком - далеко не единственный, кто так считает. В российском общественном мнении до сих пор существуют самые разные мнения по поводу событий десятилетней давности. Но сегодня ни у кого, кроме разве крайне левых сил, не вызывает сомнения необходимость возвращения на родину столь большой группировки войск, которая была частью и символом 'холодной войны', идеологического и политического противостояния коммунистической страны с демократическим миром.

Расставаться с прошлым нужно было решительно и бесповоротно. Хотя нельзя не согласиться с критиками самого процесса вывода войск. Надо было тогда отнестись с большей заботой к людям, проявить реальное уважение прав российских военнослужащих и членов их семей, которые никоим образом не были повинны в той политике, которую долгие-долгие годы проводило высшее партийное руководство Советского Союза.

ФРГ выделила 7,8 млрд. марок на строительство в СССР жилых домов для семей военнослужащих Западной группы войск, выводимых с территории бывшей ГДР.

На эти деньги предполагалось выстроить четыре млн. квадратных метров жилья, или 72 тысячи квартир. Кроме них - развитую инфраструктуру городских районов с магазинами, детскими садами и школами, спортивными залами, больницами и поликлиниками, кинотеатрами и даже телестудиями. А еще на территории Подмосковья, Ленинградской и Псковской области планировалось возвести четыре домостроительных комбината, общей мощностью в 100 тысяч квадратных метров в год.

Половину работы должны были выполнить зарубежные фирмы - немецкие, югославские, болгарские, корейские, турецкие - любые другие, которые выиграют тендер, предложат самые экономичные и эффективные методы строительства. Но, увы, руководство России и российской армии не смогло разумно распорядиться представленными возможностями.

Первые жилые городки, действительно, самого высокого по тому времени качества и бытовых удобств, начали строить на Украине. Там было запланировано 18 таких городков, еще десять - в Белоруссии. В обеих республиках решено было разместить чуть меньшие, чем в Германии, но тоже достаточно крупные войсковые группировки. И только 9 городков предполагалось возвести в России.

В начале 1991 года, когда разворачивалась вся эта работа, в Кремле и на Арбатской площади, где находится министерство обороны, никому и в голову не могло прийти, что через каких-то полгода и Украина, и Белоруссия станут суверенными, независимыми государствами, и основной воинский контингент из Западной группы войск придется выводить не туда, а в Россию. Более того, никто там не пытался чуть-чуть заглянуть в завтрашний день, подумать о том, какая армия будет нужна новой России, какие задачи ей придется решать. За этот геополитический просчет и отсутствие стратегического мышления заплатили, конечно же, простые люди - офицеры и прапорщики, члены их семей.

Многие части, как, например, 10-ю танковую дивизию в составе трех танковых и одного самоходно-артиллерийского полка, всего 2193 человека, 274 танка и 107 артиллерийских орудия, вывели в чистое поле под город Богучар Воронежской области (Центральная Россия). Людей, не только офицеров и прапорщиков, но и их жен, детей, солдат, разместили в брезентовых палатках и металлических бараках, технику оставили под чистым небом. И пока не был выстроен городок, а это заняло почти три года, военнослужащие дивизии, как и офицерские семьи, фактически ютились в неприспособленных для нормальной жизни условиях.

Подобных примеров можно приводить много. 144-й мотострелковой дивизии (3938 человек личного состава, 88 танков, 238 боевых бронированных машин и 30 артиллерийских установок) корейские строители на немецкие деньги выстроили замечательный жилой городок - 24 пятиэтажных дома на тысячу квартир, спортзал, магазины, больница, детсад, школа и телецентр, у небольшого районного центра Ельня, Смоленской области. До ближайшего крупного города, где есть работа для жен - почти сотня километров. Но пока дивизия была полного состава, это не составляло проблем. Потом ее сократили в четыре раза, затем на ее месте оставили базу хранения боевой техники. У глав семейств - молодых здоровых мужчин, которые вынуждены были уволиться из армии в связи с сокращением части, оказалось прекрасное жилье, но никакой работы. Приложить свои знания и умение в крохотной Ельне негде. Там нет никакой промышленности.

И когда сегодня спрашивают у бывших руководителей министерства обороны России, почему, в частности, 144-ю дивизию разместили в Ельне, а не, предположим, на окраине Смоленска, где люди при любом повороте событий смогли бы иметь работу, они отвечают: "За отвод земли под строительство городские власти потребовали бы от нас не меньше сотни квартир. В Ельне все квартиры достались армии."

Да, поспешный и непродуманный до конца вывод российских войск из ФРГ, недальновидные решения отечественных политиков и генералов будут еще долго аукаться тем офицерам, их женам и детям, кто волей-неволей попал под этот, без преувеличения, исторический процесс. Как и у каждого подобного события в нем есть светлые и темные стороны. Но согласимся в главном - с конца августа 1994 года советская\русская военная угроза стала для Европы только мифом.