2 сентября 2004 года. Терроризм - не движение, это - тактика. И как тогда против него воевать, а тем более выиграть войну? Эти вопросы витают в воздухе с 11 сентября и они приобрели новую актуальность на этой неделе с захватом заложником и с убийствами заложников в Ираке и в России. Российское правительство вчера потребовало срочного созыва Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, чтобы отреагировать на последнюю волну террористических нападений в России, в числе которых подрыв двух авиалайнеров, самоубийственный взрыв у станции метро и вот теперь захват школы на юге России. Как выразился российский министр обороны Сергей Иванов, мы ведем войну с противником, "который невидим, а линии фронта не существует".

Но, хотя противник, возможно, аморфен, вполне можно увидеть связь между нападениями, в ходе которых в последние 3 года погибли сотни людей на пространстве от о. Бали до Стамбула и Мадрида. Почти без исключения эти нападения были осуществлены исламскими экстремистами. Нередко террористы имели связи с многоголовой как гидра организацией "Аль-Каида", но даже в том случае, когда эти связи неуловимы, они обыкновенно разделяют нигилизм и ненависть ко всему западному. Эти группировки, каковы бы ни были их мотивы и требования, связывает вместе смертоносная новая идеология, которая родилась из превратного толкования ислама. По этой причине их иногда именуют исламистами, а их идеологию - исламизмом.

Этим летом президент США Джордж Буш-младший (George W. Bush) сказал: "Мы на самом деле неправильно обозвали войну с террором. Следовало бы назвать ее борьбой против идеологических экстремистов, которые используют террор как оружие". Подобно коммунизму и фашизму до него, исламизм является тоталитарным движением. И подобно коммунизму и фашизму, его можно побороть.