Автор является заместителем директора Института оборонных и стратегических исследований Сингапура и автором книги "Век страха: сила против принципа в войне с террором".

После нападений террористов 11 сентября 2001 года в США, но особенно после взрывов на Бали в октябре 2002 года много было сказано о той угрозе, которую терроризм представляет безопасности Азии. Тем более удивительно, что достигнуто столь мало согласия относительно размаха террористической угрозы или понимания некоторых из неприятных последствий войны с терроризмом.

Согласно пересмотренным оценкам государственного департамента США, 37% от общего числа крупных терактов 2003 года - всего 190 - имели место в Азии. На Ближний Восток пришлось 20%. Однако эти цифры принимают во внимание лишь международные - а не местные - террористические группы. Учитывая оба типа терактов, Международный центр по вопросам политического насилия и исследований терроризма Сингапура оценивает общее число подобных инцидентов в азиатско-тихоокеанском регионе лишь в 2003 году как превышающее 400. Если это действительно так, то терроризм остается серьезной угрозой безопасности в Азии, несмотря на возглавленную Америкой войну с терроризмом, в которой Юго-Восточная Азия неизбежно становится "вторым фронтом", и несмотря на тот факт, что в настоящее время арестовано около 200 членов [действующей в ЮВА региональной террористической организации] "Джемаа исламия", которую называют главным источником транснационального терроризма в регионе. И тогда справедливо спросить: а что получила Азия от войны с терроризмом?

Утверждают, что антитеррористическая кампания оказала позитивное воздействие на Азию. Например, поглощенность антитеррором заставила администрацию Буша смягчить свою первоначально жесткую позицию в отношении Китая. Это, в свою очередь, улучшило отношения между ведущими державами, создав климат для лучшего управления региональными конфликтами - одним из результатов чего стала структура шестисторонних переговоров по ограничению ядерной опасности на Корейском полуострове. И на фоне операций против талибов в Афганистане развились лучшие отношения между США и Индией, что проложило дорогу к совместной работе Дели и Пакистана над диалогом по Кашмиру.

Но все это не означает ни того, что Азия не проявила осторожности в отношении американской кампании, ни того, что выгоды были абсолютными. Китай и Индия не согласились с оправданием США иракской войны как неотъемлемой части войны с терроризмом. Китай по-прежнему испытывает нелегкие чувства относительно возросшего военного присутствия США в Центральной Азии и принятого под давлением Японии законодательства о размещении ее вооруженных сил в АТР и регионе Индийского океана. Индия не отказалась от политики балансирования с Китаем. И хотя повторное размещение вооруженных сил США в Азии рассматривается независимо от войны с терроризмом, иракская война превратила его в императив, тем самым усилив стратегическую неуверенность в Азии.

Хотя, конечно, сражаться с терроризмом важно (и с этим никто не спорит), не менее важно отметить потенциальную возможность злоупотреблений. Во-первых, антитеррористическая кампания привела к новому оправданию законов о внутренней безопасности, которых многие опасаются. Как передало [малайзийское национальное] информационное агентство БЕРНАМА, министр юстиции Малайзии Раис Ятим так сослался на генерального прокурора США Джона Эшкрофта: "В контексте своего собственного "Пэтриот-экт" он подтвердил важность [малайзийского] закона о внутренней безопасности".

Ярлыки "террористов", приклеиваемые к местным сепаратистам, отвлекают внимание от коренных причин таких движений, кроющихся в пренебрежении и плохом управлении. Последовав американскому примеру в Ираке, индонезийские военные в 2003 году перестроили свои операции против мятежников в [провинции] Ачех в соответствии с собственной версией "шока и трепета" и "внедрения" журналистов для контроля за освещением со стороны СМИ. На Индонезию был также оказан международный нажим с тем, чтобы она приняла новое антитеррористическое законодательство, не соответствующее правозащитным аспектам [своей] новой конституции.

Затем военные действия, спровоцированные обвинениями сепаратистских элементов на юге Таиланда в связях с иностранными террористами, вызвали дальнейшее отчуждение.

Вдобавок война с терроризмом укрепила двустороннее сотрудничество в области безопасности между США и такими странами Азии, как Филиппины, Индия, Сингапур и Пакистан. Однако такие двусторонние антитеррористические меры, как обмен разведывательной информацией, не всегда приводят к большему доверию и прозрачности в региональных военных вопросах. Такие многосторонние организации, как Региональный форум АСЕАН и форум Азитско-тихоокеанского экономического сотрудничества использовались для того, чтобы отреагировать на терроризм ограниченным образом. Но, сосредоточившись на терроре, эти организации не должны забывать о своих первоначальных целях - созидании, превентивной дипломатии и свободной торговле - которые, в конечном счете, и являются ключом к региональной стабильности.

Борьба с терроризмом необходима для поддержания безопасности. Но Азия должна при этом сохранять осторожность, чтобы не усилить региональные нестабильность или разногласия или не подорвать процесс демократизации.