16 сентября 2004 года. "Мир нужно сделать безопасным для демократии", - заявил в 1917 году Вудро Вильсон (Woodrow Wilson). С тех пор (и, вероятно, до того) эта императива занимает в американской внешней политике центральное место. Как демократические, так и республиканские президенты усматривают необходимость распространять свободу за рубежом, чтобы защитить свободу у себя в стране.

Однако по причине испытываемых нами в Ираке трудностей императива демократизации мира сегодня подвергается нападкам как слева, так и справа. Начиная с Пэт Бучанан (Pat Buchanan) и вплоть до Пола Кругмана (Paul Krugman), раздаются крики, что упор на экспорт американских идей представляет собой заговор гнусных "неоконсерваторов". Даже Джон Керри (John Kerry), кандидат от Демократической партии, к которой принадлежал и Вильсон, презрительно отзывается о попытках распространять свободу в таких местах, как Куба или Иран.

Быть может, высказывают свои предположения циники, некоторые народы (арабы, например) попросту не пригодны к самоуправлению. Более изощренные версии этого аргумента предлагают сфокусироваться в первую очередь на экономическом развитии, за которым впоследствии последует политическая либерализация. Если бедные народы поторопятся с проведением выборов, то, как опасаются реалполитики (realpolitikers), результатом могут стать рост "нелиберальных демократических режимов" или нестабильность и гражданская война. Лучше иметь дело с просвещенными деспотами вроде Хосни Мубарака (Hosni Mubarak) или Ли Хван Ю (Lee Kuan Yew), чем рисковать неразберихой свободы.

Всякому, кто соблазнился этими аргументами, я бы посоветовал перелистать два важных исследования, которые были проведены учеными с безупречной репутацией. Первое, это новая книга "The Democracy Advantage" (Преимущества демократии), написанная Джозефом Зиглем (Joseph Siegle), бывшим сотрудником организации гуманитарной помощи, Майклом Вайнштейном (Michael Weinstein), бывшим корреспондентом газеты "The New York Times", и Мортоном Гальпериным (Morton Halperin), бывшим руководящим сотрудником Американского союза гражданских свобод (American Civil Liberties Union, ACLU) и сотрудником администрации Клинтона (Clinton), который сегодня работает в Институте открытого общества Джорджа Сороса (George Soros). Их едва ли можно отнести к неоконсерваторам, однако в опубликованном в журнале "Foreign Affairs" резюме своей книги они убедительно доказывают необходимость продвижения демократии.

Зигль, Вайнштейн и Гальперин разрушают миф, что демократия работает только в богатых обществах. Фактически, многие бедные страны имеют свободно избранные правительства (на память приходят Индия, Польша и Бразилия), тогда как некоторые богатые страны (например, Саудовская Аравия и Сингапур) таких правительств не имеют. Они утверждают, что не экономическое развитие необходимо для демократии, а демократия способствует экономическому развитию. Свободные страны развиваются быстрее, чем их более угнетаемые соседи. Они также имеют более хорошие социальные показатели, такие, как ожидаемая средняя продолжительность жизни, уровень грамотности населения, чистая питьевая вода и здравоохранение. И они менее склонны к вооруженным конфликтам.

Скептики демократии приводят в свое оправдание малочисленные случаи впечатляющих экономических характеристик авторитарных режимов вроде тех, что существовали в Южной Корее и на о. Тайвань в 1970-1980-х годах. Но чаще встречаются атрофировавшиеся клептократические режимы вроде тех, что существуют в Конго, Сирии и Северной Корее. По свидетельству Зигля, Вайнштейна и Гальперина, автократические режимы в своих экономических и политических показателях проявляют склонность к большим колебаниям. Демократические режимы с их большей открытостью и отчетностью в общем случае получают более последовательные результаты. Они отмечают, что "87 крупнейших лагерей для беженцев в последние 20 лет появились в автократических государствах". Они ссылаются на наблюдения лауреата Нобелевской премии Амартия Сена (Amartya Sen), что "никакая демократия со свободной прессой никогда не испытывала сильного голода".

В свете этих выводов Зигль, Вайнштейн и Гальперин призывают Соединенные Штаты поддержать модель "Сначала развитие, потом демократия" с тем, чтобы в первую очередь способствовать распространению демократии. Этот вывод подкрепляется опубликованной в прошлом году в электронном издании по вопросам образования "The Chronicle of Higher Education" работе профессора экономики и обществоведения Принстонского университета (и ветерана администрации Клинтона) Алана Крюгера (Alan Krueger) в соавторстве с профессором по изучению Ближнего Востока в Праге Житкой Малековой (Jitka Maleckova).

Они опровергают распространенное мнение, что терроризм уходит своими корнями в бедность и отсутствие образованности. Это не согласуется с данными, которые показывают, например, что палестинские террористы-смертники богаче и лучше образованы, чем средние граждане их страны. Изучив все имеющиеся исследования, они делают вывод, что "зависимость между бедностью, уровнем образования и терроризмом является в лучшем случае косвенной, сложной и, вполне возможно, очень слабой. "Так почему в таком случае в некоторых уголках нашей планеты террористов больше, чем в других?"

Крюгер и Малекова пишут: "Не беря в расчет численность населения - в более многонаселенных странах террористов больше - единственная переменная величина, которая последовательно доказывает свою связь с количеством террористов, это введенный в оборот правозащитной организацией "Freedom House" индекс политических прав и гражданских свобод. Страны, где свобод больше, с меньшей вероятностью плодят международных террористов. Нищета и грамотность не имеют отношения к количеству террористов в отдельно взятой стране. Возьмем, к примеру, Саудовскую Аравию: она богата, но в ней мало политических и гражданских свобод. Возможно, не случайно то, что многие из участников террористических нападений (на Америку) 11 сентября - и сам Усама бен Ладен (Osama bin Laden) - являются выходцами из этой страны".

Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz) не сформулировал бы это лучше. Разумеется, даже если признать, что распространение в мире демократии отвечает интересам США, могут существовать различные суждения по поводу того, как это нужно делать. Всякий, кто не находится на содержании администрации США, должен согласиться, что ее действия далеко не безупречны. Но президент Буш-младший (George W. Bush) идет по правильному пути, потому что он признает демократическую императиву, которую слишком многие из его критиков несправедливо осуждают как идиотизм неоконсерваторов.