Практически без всякой огласки администрация Буша (Bush) внесла изменения в программу помощи Ираку, перенаправив на другие цели около трех с половиной миллиардов долларов США, что знаменует собой полное изменение стратегии и признание того, что большая часть усилий, предпринятых Соединенными Штатами в первый год оккупации, была неудачной.

На прошлой неделе администрация направила в Конгресс предложение о внесении изменений в программу выделения Ираку помощи в размере 3,46 миллиарда долларов для покрытия расходов на воду, электроэнергию и другие восстановительные проекты. Около 1,8 миллиарда долларов пойдет на ускорение обучения и поставку снаряжения и техники для иракской полиции и сил безопасности. Остальные средства - в аналогичной манере, вызванной кризисом - будут потрачены на поддержку и рост экспорта нефти, создание рабочих мест и предоставление немедленной помощи, которая пойдет на поддержку запланированных на январь будущего года выборов. Из 18,4 миллиарда долларов, выделенных Соединенными Штатами на оказание помощи в 2004 году, потрачены только 1,2 миллиона долларов, при этом в самом Ираке потрачено менее 600 миллионов долларов. Большая часть этих денег пропала из-за саботажей, нападений и неудовлетворительного планирования; либо была потрачена за пределами страны; либо была выплачены силам безопасности иностранных государств.

Просьба об изменении программы оказания помощи означает гораздо больше, чем перераспределение денег. Это является признанием того, что бывший глава гражданской администрации США в Ираке Пол Бремер (Paul Bremer), коалиционная временная администрация и американская армия в первый год иракской оккупации делали все неправильно. Также это де-факто является признанием того, что цели неоконсерваторов по восстановлению Ирака не могут быть достигнуты.

Новая попытка направить средства в иракскую армию и силы безопасности означает, что США не прилагали серьезных усилий по обучению этих сил за весь тот год, который прошел после свержения Саддама Хусейна (Saddam Hussein). Она является признанием того, что администрация США, иракская временная администрация и американская армия ошибались в своем предположении о том, что иракское восстание потерпит поражение, когда появятся новые вооруженные силы Ирака. Из-за этого США прилагали недостаточно усилий для того, чтобы подготовить достаточное количество личного состава, понадеявшись на недостаточное обучение и снабжение. Действия были направлены на медленное улучшение охраны границ, на создание символических вооруженных сил и сил безопасности, которые не угрожали бы демократии, которая, по ожиданиям США, должна установиться в конце 2004 года.

Нынешние изменения в программе предоставления помощи предусматривают финансирование совершенно других аспектов обеспечения безопасности. Данная тенденция начала возникать в апреле, когда был всплеск нападений, и США поняли, что они не могут победить повстанцев без сильной иракской армии. В результате администрация Буша вкладывает средства в процесс, который можно назвать "вьетнамизацией" военной операции в Ираке. Действия американских сил стали представлять собой главным образом сдерживающие акции и точечные удары, в то время как иракские силы проходят подготовку для выполнения большинства задач, входивших в компетенцию американских и английских военнослужащих, а также для их последующей замены.

Значительная часть остальных средств пойдет на важнейшие краткосрочные программы оказания помощи, направленные на завоевание поддержки иракцев. Данное обстоятельство является признанием того, что усилия США и временной иракской администрации по планированию долгосрочной программы экономического развития Ирака рухнули из-за нежелания иракцев получать помощь извне, нападений, воровства и неспособности создать эффективную контрактную систему. Последние приоритеты являются только началом выполнения задачи по предоставлению иракцам возможности самим строить свое экономическое будущее. Пока еще многое неясно, и никто не может сказать, на что можно и нужно потратить средства, предназначение которые еще не было изменено. Вполне очевидно, что выполнение контрактных работ иностранными фирмами постоянно находится под угрозой, и что значительная часть средств поступает американским и другим неиракским фирмам, и никогда не попадает в Ирак. Также ясно, что многие, если не все, проекты слишком плохо продуманы для того, чтобы быть эффективными. Результатом является полная неразбериха вкупе с всего лишь частичной реформой программы оказания помощи, что не проливает свет на долгосрочную перспективу.

Вообще говоря, новый американский подход откладывает основные мероприятия и военные риски на период после выборов в США, что вызывает неминуемые вопросы при планировании долгосрочных задач. Этот подход исключает любые решительные действия американской армии, кроме самых необходимых. Они будут состоять из ограниченных операций и отдельных ударов, пока не будут "готовы" иракские силы. Проблема заключается в том, что никак не может быть достигнуто согласие по поводу того, когда они будут готовы и к чему именно они должны быть готовы. США надеются, что иракские силы смогут отвоевать обратно враждебные города и районы. Чиновники из Белого дома и Совета национальной безопасности утверждают, что иракская армия будет готова к этому к моменту запланированных на январь выборов. Премьер-министр Ирака Айяд Аляви (Iyad Allawi) также верит, что выборы состоятся в назначенный срок, однако допускает, что в них могут не принять участие значительные территории, подверженные насилию. Некоторые американские чиновники и офицеры в Ираке в частном порядке проявляют еще большую осторожность, чем Белый дом. Они считают, что иракские вооруженные силы к началу 2005 года не будут достаточно сильны, чтобы перехватить эстафету у американской и английской армий, и что выборы будет необходимо отложить на несколько месяцев.

В Ираке Белый дом до сих пор выдает желаемое за действительное. На настоящий момент судьба иракских выборов остается неопределенной, однако они являются главной мишенью повстанцев. Кроме того, у Соединенных Штатов до сих пор нет определенной стратегии по изменению программы предоставления помощи и решения иных долгосрочных задач в Ираке, на которую планируется выделить 50-100 миллиардов долларов.

Ничто из вышесказанного не подразумевает, что США "потеряли" Ирак, или что пересмотренная стратегия не будет работать. Однако очевидно, что изменение стратегии признает, что все теперь зависит от способности иракского правительства установить настоящую законность и от того, смогут ли иракские вооруженные силы принять на себя основную, если не всю тяжесть боевых действий. Постепенный переход к прагматизму уже является хорошей новостью. Плохая же новость заключается в том, что этот переход, возможно, начался слишком поздно, и что ему не хватает определенности.

Энтони Кордесман - аналитик Центра стратегических и международных исследований, Вашингтон