Непросто завоевать позиции в одном из самых сложных регионов мира, где переплетаются стратегические, экономические и политические интересы сильнейших держав планеты. В этом регионе сегодня возможна в лучшем случае хрупкая стабильность, поскольку исламский фундаментализм и терроризм ведут или могут начать здесь совместную игру.

В новой казахской столице Астане, где сейчас идет активное строительство почти как в арабских странах Персидского залива, сразу осознаешь значение Центральной Азии для геополитики и мировой экономики. Местное руководство понимает все опасности и шансы, которые вытекают из этой ситуации, и стремится обеспечить себе максимально возможную свободу действий, проводя политику прагматического равновесия. Власти пытаются уберечь внутреннюю стабильность, которая подтверждается высокими показателями роста, от опасностей таящихся в регионе.

Ключ к экономическому подъему в Казахстане - богатые запасы нефти и газа. После развала Советского Союза эти ресурсы стали приманкой для транснациональных корпораций.

Как это часто бывает, первыми в омут экономики, открывшейся для иностранных инвесторов, бросились американские предприятия. Это произошло, когда мозговые центры других компаний еще не успели вывести Каспийское море на экраны своих радаров. За прошедшее время американские концерны инвестировали в регион около десяти миллиардов долларов. 'Мы очень благодарны за это участие в сложный период нашего развития', - заметил по этому поводу высокопоставленный чиновник президентской администрации Казахстана. Эти инвестиции были и остаются важным фактором стабилизации.

Если энергетика является фундаментом отношений, которые, без сомнения, содержат элементы зависимости, то после 11 сентября контакты стали еще теснее. После терактов Казахстан поспешил встать на сторону США. Американская интервенция и Афганистан и борьба против терроризма отвечают интересам центральноазиатских стран, заявили казахские чиновники: 'Одной угрозой стало меньше'. Даже если присутствие Соединенных Штатов рассматривается как противовес России и набирающему силу Китаю, возрастающие потребности которого приводят к активизации участия КНР в казахской нефтедобыче, то, с точки зрения внешней политики, экономики и безопасности, Россия, будучи правопреемником Советского Союза, занимает важнейшее место в казахской системе координат. Причина этому - протяженная совместная граница, переплетение энергетических систем (ключевое слово: нефтепроводы), а также большое количество русских в Казахстане и казахов в России. Москва остается долгосрочным партнером. Когда-то в ней видели естественного вождя на постсоветском пространстве. Теперь многие в Казахстане считают, что им удалось обогнать Россию по темпам модернизации и структурных реформ. В любом случае, казахи стремятся к 'углублению интеграции' со своим северным соседом.

С того момента, как Путин воцарился в Кремле, сотрудничество между Москвой и Астаной набирает обороты. Правительственные чиновники в Казахстане считают Путина человеком, удержавшим Россию от развала. Эта опасность, по их словам, 'реально' существовала до конца девяностых годов. Достижения российского президента в этой связи оцениваются весьма положительно. Даже если казахские политики не знают, как следует относиться к путинским планам политической централизации, они все равно поддерживают его линию, включая методы действий в Чечне. Возможную независимость кавказской республики в Астане называют 'катастрофой'. 'Все, что происходит в России, касается, в тои числе, и нас'. После захвата заложников в Беслане во многих казахстанских городах прошли стихийные мероприятия, участники которых выражали сочувствие жертвам и симпатию к россиянам. Президент Казахстана Назарбаев согласился с планами российских военных наносить превентивные удары по базам террористов: 'Россия имеет на это право'.

От восточного соседа - Китая - Казахстан в среднесрочной перспективе не ожидает никаких подвохов, удовлетворившись прагматизмом КНР, который сейчас ориентирован на нефть. Главная забота Астаны сегодня - фундаментализм и терроризм в регионе. 'Если эти два явления соединятся, то это откроет дорогу в ад религиозной войны', - задумчиво замечает один из советников казахстанского президента и указывает на неспокойную обстановку в соседних странах, например, в Узбекистане. По его словам, исламизм устремляется в долины Центральной Азии. Некоторые призывают даже к созданию единого центральноазиатского халифата.

Трудно сказать, насколько это соответствует действительности, однако легко заметить, что казахстанское руководство принимает эти угрозы всерьез. До сих пор этнические группы и конфессии уживались более или менее мирно - по крайней мере, так уверяют власти. Однако далеко не каждый казахстанский политик уверен в том, что местные мусульмане застрахованы от заражения бациллой исламизма.