Автор является главным редактором журнала "American Spectator", пишущим редактором газеты "The New York Sun"и адъюнктом Гудзоновского института

24 сентября 2004 года. Наблюдениям за насилием в Ираке способствует понимание истории. Существует причина роста беспорядочного насилия. Наши враги - враги свободного Ирака - хотят повлиять на выборы в Америке. Именно поэтому они делают так, чтобы положение дел в их стране казалось хуже, чем оно есть на самом деле.

В этом нет ничего нового. История изобилует примерами того, как враги демократии пытались влиять на выборы. Всего несколько месяцев назад такое случилось в Испании.

В истории полно также уроков, как следует поступать с бесчеловечными людьми, когда они пытаются повлиять на выборы или на какие-либо другие политические вопросы. Вот почему я думаю, что самая лучшая за последние месяцы мировая новость пришла несколько дней назад из Москвы. Там Владимир Путин объявил, что в интересах борьбы с террористами станет применять силу даже за пределами границ России. Браво самому известному черному поясу России. Это очень напоминает провидческую политику "упреждающих действий" нашего президента.

Нынешние угрозы американской - и российской - безопасности проистекают не от государств, которые бренчат саблями, угрожая нам, но от некоторых личностей в государствах-изгоях, которые прячутся там и готовят самоубийственные террористические акты. Совладать с подобными международными преступниками с помощью дипломатии и массированных армий невозможно.

Россияне в прошлом применяли подобную тактику, и она оказалась эффективной. В Ливане в 1980-х годах исламские террористы похитили двоих офицеров КГБ. Реакция Москвы последовала незамедлительно. Четверо коллег террористов или их единомышленников были выкрадены КГБ, который затем выставил на всеобщее обозрение их трупы после того, как над ними поработали хирурги, выполнив действия, о которых нам как семейному изданию лучше бы не рассказывать в подробностях. Достаточно сказать, что подобные хирургические вмешательства претили даже исламскому террористу. Далее КГБ распространил сообщение, что всякий раз, когда убьют россиянина, за этим последует убийство двоих, а возможно, и большего числа террористов, над телами которых тоже поработают хирурги. Исламский террор прекратился.

Даже американцы жестоко поступали с исламскими террористами, и это дало хороший эффект. В 1911 году на Филиппинах наш генерал Джон Першинг (John J. Pershing) арестовал нескольких самых беспощадных террористов того времени. Их признали виновными в преступлениях, наказуемых смертной казнью, и расстреляли, но лишь после того, как предназначавшиеся им пули обмакнули в свиной жир, тем самым лишая их, согласно их вере, возможности попасть в рай. Однако генерал Першинг позволил одному из террористов сбежать, чтобы тот сообщил своему начальству о судьбе своих дружков. Исламский терроризм закончился.

Поймите, я не рекомендую тактику, которую применял КГБ и ли наш прославленный генерал Першинг, для нашего времени. Я даже не стал бы рекомендовать те непристойные акты, которые совершали наши плохо подготовленные военные в сексуальной тюрьме Абу-Граиб. Но я бы сказал, что мы можем и должны стать значительно более жесткими с бандитами. Морским пехотинцам США следует разрешить делать все, что им заблагорассудится, в городе Фалуджа, который, как совершенно очевидно, является центром гангстеризма, угрожающего сегодня будущему мирного и стабильного Ирака. Несомненно, есть и другие центры, из которых бандиты делают вылазки, чтобы убивать наших соотечественников и наносить урон нашей армии.

Сенатор Жан-Франсуа Керри (Jean-Francois Kerry) рекомендует для применения в Ираке совершенно неправильную политику. Фактически, в ней есть нечто большее: она является бредовой. Он высказывается так, как если бы после его прихода к власти Организация Объединенных Наций (ООН) и, возможно, НАТО стали применять мягкое убеждение для умиротворения примитивной анархии в Ираке.

Он игнорирует тот факт, что президент Буш-младший (George W. Bush) раньше пытался давить на ООН и НАТО, но из этого ничего не вышло. Г-н Керри в своей мегаломании действует так, как если бы он был более влиятельным на мировой арене, чем г-н Буш-младший. Он озвучивает такие несбыточные мечты, как, например, "Принципы, которыми должна руководствоваться американская политика в Ираке сегодня и в обозримом будущем, ясны: мы должны сделать так, чтобы возложить ответственность за Ирак на весь мир". Это благая мысль, но, откровенно говоря, я думаю, что у президента Путина и генерала Першинга были более хорошие идеи относительно того, как заставить людей поступать ответственно.