Киотский договор о глобальных изменениях климата как болотное чудовище из фильма ужасов восстал из мертвых. Один техасский ковбой уже думал, что убил японского монстра. Увы, благодаря предательству, совершенному на последней минуте загадочным русским мастером шпионажа, зеленый зверь вернулся.

Это лишь небольшое преувеличение того, как некоторые люди расценивают возрождение Киотского Протокола. Вызвавший много полемики документ ООН, согласованный в Японии в 1997 году, обязывает богатые страны к 2012 году снизить свои выбросы парниковых газов. Но протоколу был нанесен почти смертельный удар, когда Джордж Буш в 2001 году отказался от его утверждения. ЕС, Япония, Канада и еще более ста стран присоединились к нему. Россия колебалась. От ее решения зависело, быть или не быть договору.

Владимир Путин сыграл хладнокровно и обрел особые привилегии. Россияне и без того получили щедрую взятку в виде высоких разрешенных квот выбросов, которыми они могут торговать на международном рынке таких квот, что предусмотрено протоколом. После отхода Америки российская позиция была неясной. Только умное маневрирование Евросоюза, включающее в себя поддержку вступления России в ВТО, спасло договор. Кабинет Путина недавно утвердил данный пакт, и ожидается, что скоро он будет ратифицирован парламентом.

Не все рады этому. Противники Киото утверждают, что данная сделка ведет к опасному заблуждению. Они приводят ряд экологических и экономических доводов. Но это нечестно. Некоторые настаивают на том, что ограничение выбросов снизит уровень глобального потепления лишь незначительно. Это так, но Киотский Протокол всегда рассматривался лишь как первый шаг многолетней работы - сродни ранним этапам на пути к заключению Генерального соглашения о торговле и тарифах ГАТТ. Некоторые ухмыляются: не существует законных санкций против не соблюдающих условия договора. Это тоже так, но такая позиция вводит в заблуждение. Например, правила Киото имеют полную силу внутреннего закона ЕС, поэтому будущие европейские нарушители могут предстать перед судом в Люксембурге.

Другие утверждают, что европейцы предпочтут покупать русские "квоты на пар", вместо того, чтобы заниматься более трудной работой по реальному снижению выбросов. Однако страны Евросоюза согласились обеспечивать более половины снижения выбросов за счет мер внутри страны. Более того, не в интересах России спускать по демпинговым ценам свои квоты и вызывать риска обвала цен. Некоторые квоты принимаются банками к учету, поэтому России лучше подождать в надежде, что рано или поздно на этот рынок придет Америка, что существенно поднимет цену квот. Что касается стоимости, первоначальные наметки были слишком амбициозными. Экономический здравый смысл говорит в пользу "плавного трогания с места" в деле ограничения выбросов, с последующим переходом к более радикальному их снижению. Это будет самым надежным путем к разработке и принятию на вооружение энергетических технологий с малыми выбросами углерода. Но в любом случае подписанты Киотского Протокола в перспективе должны будут перейти на такие технологии, если они желают успеха делу сокращения выбросов в более значительных масштабах.

Первоначальный отказ Евросоюза от торговли квотами на выбросы (что произошло по наказу "зеленого" парламентского лобби) сделало невозможным присоединение США к договору. Но затем европейские промышленники поняли, что Киотский Протокол может поставить их в невыгодное положение, и выступили за торговлю квотами. По иронии судьбы именно ЕС вскоре должен запустить в работу первую международную систему торговли углеродными квотами. А Америка, выступившая с почином введения такой торговли, оказалась за бортом. Канада, Япония и, возможно, даже бесцеремонная Калифорния скоро взойдут на землю Киото.

Возникновение этого инновационного рынка является главным козырем в пользу присоединения к Киото. Однако надо быть уверенным, что в работе этого рынка не будет изъянов. Поскольку климатические изменения носят многосторонний и комплексный характер, любая здравая реакция должна учитывать рыночные тенденции. Так в конце концов произошло и с Киотским договором. Это долгосрочная проблема, потому что углекислый газ сохраняется в атмосфере в течение ста лет. Именно поэтому рамки ООН, на которых базируется Киотский Протокол (к счастью, господин Буш все еще принимает их), обречены на долгую жизнь, что правильно.

В будущем году начнутся переговоры о следующем периоде обязательств в рамках Киото (этот период начнется в 2012 году). В настоящее время проводится неформальная работа по привлечению "на борт" двадцати самых крупных загрязнителей. Это означает, что рамки договора должны быть расширены с целью включения в него таких развивающихся стран, как Китай и Индия. Тони Блэр намерен воспользоваться тем, что Британия в 2005 году будет председательствовать в ЕС и в Большой Восьмерке, чтобы добиться присоединения Соединенных Штатов.

Даже в этом случае не все будет легко. Некоторые представители европейских "зеленых" глупо настаивают на еще одном раунде киотских переговоров с более жесткими обязательствами и требованиями. Однако будет лучше, если переговорщики будут придерживаться наилучших достижений Киото, таких как торговля квотами, и оставят в стороне неудачные повестки типа "целей" и "сроков". Для того, чтобы убедить США и возможно даже Китай реально присоединиться к договору, необходимы более конструктивные предложения - от увязки квот по выбросам с ростом ВВП до обязательств по кпд сжигания топлива. Лучше иметь менее агрессивный, но работающий договор, чем радикальный, но провалившийся.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.