Несколько дней назад в составе группы российских журналистов я совершила 24-часовую поездку в Тбилиси по приглашению грузинского правительства и президента Михаила Саакашвили.

Поездка включала в себя продолжительные дискуссии с президентом, премьер-министром и ключевыми министрами Грузии. Главной причиной для организации этой поездки было усиление анти-грузинской риторики в российских государственных средствах массовой информации, которая временами даже превосходит антиамериканские выступления.

В последние месяцы кремлевские глашатаи постоянно обвиняли Грузию в том, что она является марионеткой Соединенных Штатов, а также другом чеченских сепаратистов и их лидера Аслана Масхадова. В некоторых сообщениях даже делались предположения, что террористы, убившие сотни детей в Беслане, каким-то образом были связаны с Грузией или получали от нее помощь.

Вопрос о том, стоит или нет Россия на грани войны с Грузией - обнищавшей страной с менее чем 5-миллионным населением, государственная и социальная система которой разрушена двенадцатью годами политических и этнических конфликтов - является сегодня избитой темой аналитических статей, публикуемых российскими газетами. Эта ожесточенная кампания стала неожиданностью - если не сказать больше - для Саакашвили. Сев за стол вместе с российскими журналистами, он надеялся выяснить, что стоит за данной кампанией.

Раньше я думала, что объяснение связано с российскими военными базами на грузинской территории, которые Россия пообещала вывести в соответствии с двусторонним соглашением. Однако Саакашвили отмел этот аргумент, заявив, что даже российское военное руководство не видит смысла в сохранении баз. Эта оценка была подтверждена российской стороной.

Для меня казалось, что за антигрузинской кампанией мог также стоять вопрос Панкисского ущелья, которое до недавнего времени служило в качестве укрытия для чеченских сепаратистов и террористов. Однако и этот вопрос в основном разрешен. Саакашвили особо подчеркнул, что в целом враги России являются также и врагами Грузии. Он дал ясно понять: и президент и его народ осознают, что выживание Грузии зависит от поддержания хороших отношений с ее мощным северным соседом.

Итак, что же стоит за этой кампанией, которая включает неприкрытое сотрудничество между Кремлем и сепаратистскими режимами в грузинских провинциях Южная Осетия и Абхазия? Сейчас я верю, что она не имеет ничего общего с военными проблемами и почти ничего общего с интересами США в регионе. На самом деле, ее главной причиной стали предложенные Саакашвили реформы, которым в целом можно дать определение 'реформ по сворачиванию последствий коммунизма'. Грузинский президент пытается провести реформы, подобные тем, что были осуществлены в начале 90-х годов в бывших коммунистических странах Центральной Европы, и которые преследовали цель ликвидации бюрократического управления, унаследованного от прежних тоталитарных режимов. Из бывших советских республик только государства Балтии приняли такие меры. Саакашвили знает, что для достижения успеха он должен завоевать доверие и поддержку как элиты Грузии, так и простого человека с улицы. Если ему удастся это осуществить, Саакашвили сможет повести свой народ через болезненный переходный этап.

Саакашвили начал с административной реформы, нацеленной на избавление от коррумпированных бюрократов, которые десятилетиями грабили Грузию. Сначала он урезал количество правительственных учреждений с 28 до 15. Во главе восьми ключевых министерств и ведомств он поставил 'чужаков' - этнических грузин, которые жили и получили образование за границей. Тем самым он попытался разорвать кольцо коррупции, процветавшей с советской эпохи. Затем он в два раза сократил численность коррумпированной грузинской полиции. Он объявил амнистию на все нарушения, связанные с неуплатой налогов и пошлин, которые были совершены до 1 января 2004 года. Тем самым он показал, что никто - ни государство, ни деловое сообщество - в прошлом не играли по правилам, и что теперь вся страна должна начать с чистого листа.

Кроме того, государство готовит новое налоговое законодательство, которое должно создать благоприятные условия для иностранных и местных инвесторов, а также установить отношения доверия между правительством и бизнесменами, готовыми на законной основе приложить свой талант и ресурсы в деле строительства новой Грузии.

Короче говоря, Саакашвили - это не Путин. Президент Владимир Путин полагается на поддержку государственной бюрократии и рассматривает общество как источник российских проблем. Саакашвили, наоборот, полагает, что его политическая власть должна черпать силы в доверии народа и его поддержке. Такая позиция делает Саакашвили реальной угрозой для авторитарных режимов бывшего Советского Союза, включая российский. Сегодняшняя волна антигрузинской риторики показывает, что Кремль осознает данную угрозу.

Данная статья предоставлена для 'Moscow Times' Евгенией Альбац, ведущей по воскресеньям политическое ток-шоу на радиостанции 'Эхо Москвы'

---------------------------------------------------------

Архив ИноСМИ.Ru

Евгения Альбац: Дни Путина сочтены ("The Moscow Times", Россия)

Евгения Альбац: Антиамериканская истерия в освещении Олимпиады ("The Moscow Times", Россия)

Евгения Альбац: Возрождение методов КГБ ("The Moscow Times", Россия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.