Алма-Ата, Казахстан, 21 октября 2004 года. Казахстан, этот бывший советский нефтяной гигант, быстро опережает своих среднеазиатских соседей, становясь непредвиденным символом надежды на спокойное процветание в одной из мировых пороховых бочек исламского радикализма.

Перед этой редконаселенной страной размерами с Западную Европу стоят многие вызовы, в том числе ее абсолютистское руководство, подвергающиеся сильной критике выборы и сохраняющаяся коррупция. Но общий рост в последние 4 года позволил на 50% повысить выпуск продукции. Прочная банковская система и непредвиденные доходы от нефти кладут начало тому, что Алма-Ата, крупнейший город Казахстана, превратится в региональный финансовый центр.

Из пяти среднеазиатских государств наибольшую численность населения имеет Узбекистан - 26 млн. человек (для сравнения, в Казахстане проживают 15 млн. человек), а его армия является самой сильной в регионе. Узбекистан является также ключевым союзником США в регионе с тех пор, как в 2001 году предложил США очень важную для них военную базу на границе с Афганистаном.

Но Узбекистан вот уже 5 лет не может выбраться из порочного круга экономического застоя, исламского терроризма, репрессий и растущего недовольства населения своим правительством. " США в основном не удалось поощрить правительство Узбекистана к проведению политики реформ, - говорит Дэвид Льюис (David Lewis), директор департамента Средней Азии в Международной кризисной группе (International Crisis Group), размещающейся в Брюсселе независимой организации по мониторингу конфликтов. - Неизбежно Казахстан становится более привлекательным партнером".

Три других государства Средней Азии малы, численность населения в каждом составляет около 5 млн. человек, и они могут предложить США мало альтернатив. Богатый природным газом Туркменистан отгородился от внешнего мира. Киргизская Республика пыталась развивать туризм с помощью своих горных красот и стать среднеазиатской Швейцарией, но бедность вскоре сделала ее зависимой от Казахстана и международной благосклонности. Таджикистан, еще более бедный, является жертвой сопровождающегося насилием внутреннего раскола, узбекских и российских манипуляций, а также наркотиков и оружия, которые текут в него через горные границы, особенно из Афганистана.

Поначалу не казалось очевидным, что Казахстан вырвется вперед из общей стаи. В середине 90-х годов Узбекистан, продолжая политику государственного экономического планирования в советском стиле, сохранял свой статус советской эпохи как регионального промышленного лидера. Какое-то время его экономика могла хвастать самым незначительным падением среди всех бывших советских республик и обеспечивать минимум услуг населению. А Казахстан тем временем пытался, но не сумел заставить свободные рынки работать в условиях коррумпированного, неопытного руководства и неэффективного парламента. Результатом этого стали чуть ли не полный экономический коллапс и гиперинфляция.

Лишившись всяких иллюзий относительно того, что прежняя система все еще работоспособна, казахский президент Нурсултан Назарбаев, являвшийся хозяином этой страны в коммунистическую эпоху, в принятой в 1995 году конституции взял себе дополнительные властные полномочия. Следуя политическим моделям государств Южной Азии, в частности, Сингапура, он приветствовал иностранные инвестиции и создал хорошо регулируемую финансовую систему.

Десятилетие спустя результаты являются впечатляющими, несмотря на отдельные очаги бедности и непрозрачности владения активами, такими, например, как газеты и казино. Хотя для занятия руководящих должностей в обычном порядке выбирают этнических казахов, что расстраивает и заставляет покидать страну многих амбициозных членов 30-процентного русского христианского меньшинства, Казахстан почти не страдает от этнического или исламского насилия.

Хорошо освещенный, красивый город Алма-Ата преобразуется в результате строительства многоэтажных домов для нового среднего класса, который может себе позволить ипотечные ссуды сроком на 20 лет. Валовой внутренний продукт (ВВП) Казахстана в пересчете на душу населения увеличился примерно до 2000 долл. США, тогда как ВВП на душу населения в Узбекистане, по данным государственного департамента США, остается на уровне 350 долл. и в нынешнем году может сократиться до 250 долл., если правящий режим будет и дальше держаться за законы, которые ограничивают торговые и валютные сделки.

Иностранные инвестиции в Казахстане, главным образом в нефтяной сектор, сегодня превышают 25 млрд. долл., в 10 раз больше, чем в России, в пересчете на душу населения. Американские нефтяные компании "ChevronTexaco Corp.", "Exxon Mobil Corp." и "ConocoPhillips" играют ведущую роль в разработке казахстанских нефтяных месторождений, работая вместе с такими компаниями, как британская "BG Group PLC", итальянская "ENI SpA", англо-голландская "Royal Dutch/Shell" и российская "Лукойл".

Объем экспорта нефти - 1,1 млн. баррелей (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л) в сутки - соответствует уровням Ливии или Алжира; планируется к 1015 году нарастить этот объем до 3 млн. баррелей в сутки. Большая часть экспортируемой нефти направляется на международные рынки через Россию и Черное море, но не так давно введен в эксплуатацию первый экспортный нефтепровод в северо-западные районы Китая, с пропускной способностью 200000 баррелей в сутки.

Облигации казахского банка могут похвастать (присвоенным международными кредитно-рейтинговыми агентствами) статусом "капиталовложения"). Активы одного государственного и 12 частных пенсионных фондов составляют 3,1 млрд. долл. В управлении национального фонда, где аккумулируются излишки доходов от продажи нефти на случай необходимости демпфировать флуктуацию цен, находятся 3,7 млрд. долл.

Ведущий казахский частный банк, "Kazkommertsbank", является крупнейшим в Средней Азии; он начал использовать свой более дешевый доступ к фондам для финансирования международной торговли в России и Турции. "У нас это получается лучше, чем у Москвы. Даже в России мы входили бы в первую пятерку банков", - говорит управляющий Айдар Ахметов.

Одним из преимуществ Казахстана в сравнении с нефтедобывающими государствами Ближнего Востока является то, что Советский Союз завещал ему хорошо образованное население и ряд отраслей промышленности, помимо нефти, на долю которой сегодня приходится четвертая часть экономики. Аскар Елемесов, заместитель управляющего Национальным банком Казахстана (который является центральным банком страны), говорит, что на долю нефти, вероятно, никогда не будет приходиться более половины экономического производства, поскольку в стране есть другие крупные отрасли, экспортирующие пшеницу, медь, цинк, титан, сталь и уголь.

"Прелесть в том, что эти отрасли географически широко распределены. В сочетании со стабильностью, успехом и предвидением это сильная смесь", - говорит Дуглас Кеннеди (Douglas Kennedy), генеральный управляющий в Казахстане от голландского банка "ABN Amro Bank of the Netherlands", который открыл свои отделения в 10 городах по всей стране.

Однако хотя г-н Назарбаев и толкует о политической либерализации, он сохраняет в своих руках абсолютную власть. Международные наблюдатели заявляли, что сентябрьские парламентские выборы были чуть более свободными, чем предыдущие, но по-прежнему жаловались на широко распространенные махинации с подсчетом голосов.

США тоже формально обвиняют г-на Назарбаева в коррупции. Это судебное дело, которое должно разбираться в Нью-Йорке в январе будущего года, касается незаконного перечисления нефтяными компаниями 78 млн. долл. на счета в швейцарских банках, которые контролируют г-н Назарбаев и один бывший казахский премьер-министр. Г-н Назарбаев отказался дать интервью для данной статьи, но в прошлом году сказал, что он "не обращает внимания" на данное дело.

Главные казахские средства массовой информации (СМИ) по-прежнему контролируются государством, тогда как некоторые другие СМИ принадлежат дочери президента, Дариге Назарбаевой, в прошлом оперной певице.

"Вы можете писать все, что хотите, но будут последствия, - говорит активист оппозиции Андрей Гришин, которого в 1999 году избили и облили краской после того, как он написал критическую статью о г-не Назарбаеве.

Однако даже г-н Гришин говорит, что оппозиционные голоса сегодня пользуются большей свободой. Единственным политзаключенным в Казахстане, кажется является руководитель жесткой оппозиции Галимзан Жакьянов, которого держат под домашним арестом в одной отдаленной деревне. Для сравнения, государственный департамент США в этом году насчитал более 5300 пленников, которые удерживаются в тюрьмах Узбекистана как исламские экстремисты и другие политические и религиозные диссиденты.

"Наша проблема в том, что мы не хотим, чтобы нас сравнивали с Узбекистаном, - говорит директор Национального банка Казахстана Ораз Жандосов, архитектор казахстанского успеха и один из нескольких молодых казахов, которые создали ведущую партию умеренной оппозиции "Ак Зол" (Ak Zhol). - Мы хотим, чтобы нас сравнивали с Турцией или с Восточной Европой".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.