Кеннет Эйделман, представитель в Организации Объединенных Наций и директор по контролю над вооружениями при президенте Рейгане, сегодня является соучредителем аналитического Интернет-сайта TechCentral Station.com

На протяжении всей мировой истории руководители стран скрывали факты нарушений соглашений и лгали, что выполняют их. Здесь нет ничего нового и удивительного. Но Саддам Хусейн оказался новатором в мире сомнительных стратегических игр, когда скрыл, что выполняет условия соглашения и лгал о нарушениях.

Это может показаться странным, однако в докладе Дуэлфера документально подтверждается, что кажущаяся странность является правдой. Со времен войны в Персидском заливе 1991 года Хусейн фактически выполнял резолюции ООН, которые запрещали ему производить оружие массового уничтожения. В то же самое время, он открыто и нагло вел себя так, будто нарушает эти резолюции.

Это был венец всех обманов, и он в нем вполне преуспевал (до момента, когда его свергли). Мы ни секунды не подозревали, что Саддам втайне являлся законопослушным диктатором.

Такое поведение может показаться необъяснимым. Убедить единственную в мире сверхдержаву в том, что ты не только психопат, но и психопат, вооруженный самым опасным в мире оружием (когда на деле таковым не являешься и таковым не обладаешь), может показаться по меньшей мере бессмыслицей.

Однако не будем спешить.

Может быть, поведение Хусейна должны анализировать не психиатры, а ядерные стратеги. Потому что нельзя исключать, что этот человек создал удивительную новую ядерную стратегию.

В конце концов, если страна третьего мира не может быть ядерной державой, она может заниматься ядерным блефом, получая от этого определенные выгоды. Такая стратегия может сработать, и не надо тайком покупать все эти центрифуги-ускорители и алюминиевые трубки, не надо пачкать руки об этот опасный уран или плутоний.

В роли зарождающейся ядерной державы такой ядерный мошенник (или мошенник, объявляющий о наличии у него химического и биологического оружия) может запугивать своих соседей, удерживая их таким образом от искушения напасть (в конце концов, сдерживание - это ключевая цель ядерной стратегии). Он может привлекать к себе внимание публики на мировой сцене. Он может заставлять богатые страны предлагать ему помощь, заключение пактов о ненападении, расширение торговли - лишь бы эта заблудшая овечка воздержалась от своих ядерных намерений (которых у нее на самом деле и нет).

Взгляните на Северную Корею. По любым меркам это пропащая страна. И если бы не ее ядерная программа, она получала бы такую же порцию международного внимания, как какая-нибудь Буркина Фасо.

Плохо было уже то, что Пхеньян производил и экспортировал ракеты средней дальности. Но ядерная программа этой страны-деспотии мигом поставила ее на вершину приоритетов внешней политики большинства стран. Посланцы из США, Японии, Китая, России и Южной Кореи регулярно посещают эту никчемную страну и умоляют ее вступить с ними в переговоры.

То, что Северная Корея активно реализует ядерную программу, считается признанным фактом. Американская разведка полагает, что у нее уже целая охапка атомных бомб.

Но она же убеждала нас в том, что и у Ирака есть ядерная программа. Откуда нам знать, может быть, Ким Чен Ир, как и Хусейн, занимается хитрым ядерным блефом?

В конце концов, Северная Корея - это самая закрытая и замкнутая страна на свете, хранящая в тайне даже самые банальные аспекты жизни. Следовательно, можно ожидать, что ядерная программа этой страны - предмет, который покрыт завесой тайны даже в самых открытых государствах - будет абсолютной черной дырой. Особенно в связи с тем, что эта программа вступает в противоречие с Договором о нераспространении ядерного оружия.

Но не тут то было. 23 апреля 2003 года высокопоставленный северокорейский руководитель с подходящим именем Ли Гун (лгун?) отвел в сторонку помощника нашего Госсекретаря Джима Келли и 'открыто и нагло' заявил, что у Северной Кореи есть по меньшей мере один ядерный заряд. Об этом тут же объявили информационные агентства. Ли Гун сразу же подкинул свой хитренький вопрос: 'И что вы будете в связи с этим делать?' Затем он похвастался: что его парни 'скоро докажут', что у Пхеньяна есть такое оружие. Ну и что? Прошло полтора года. Никто и ничего не доказал.

Однако США, Япония, Китай, Россия и Южная Корея все еще размахивают перед носом у Пхеньяна морковками: помощь, торговля, контакты руководителей и прочее - лишь бы Северная Корея пошла на сотрудничество в ядерных вопросах.

Нельзя ли в связи с этим предположить, что Северная Корея втайне является законопослушной страной, занимающейся не ядерным оружием, а ядерным блефом?

Думаю, нельзя. Я бы не стал рисковать и предполагать, что эти дикари блефуют, а не производят бомбы. Но даже в этом случае есть повод для размышлений.

Все эти тираны - Хусейн, северокорейские руководители, лидеры Ирана - часто похожи на детей в своих играх-страшилках. Своим плохим поведением они пытаются привлечь максимум внимания; такое внимание нравится им даже больше, чем конфеты, которые они получили бы, прекрати себя плохо вести.

Но по нашей новой теории, эти особи на самом деле не так уж и ужасны. Они просто притворяются плохими. И как с ними в таком случае поступать?

Как видите, эта новая ядерная стратегия может довести до умопомрачения.

А другие ядерные стратегии разве не приводили к психическим расстройствам? Вспомните Роберта МакНамару с его доктриной взаимного гарантированного уничтожения. По логике этой доктрины ядерное противостояние холодной войны было неплохой вещью, поскольку ни Россия, ни США не осмелятся напасть друг на друга из страха быть уничтоженными ответным ударом. Погодите - теоретики еще изобретут модель мира, состоящего из шести или более ядерных лжецов. Хусейн - самый первый и самый хитрый из блефующих, но законопослушных стратегов, еще омолодит заросшее поле ядерной стратегии - как раз тогда, когда мы думаем, что это поле превратилось в свалку ненужных старых вещей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.