Автор - бывший вице-премьер Китая и экс-глава МИД КНР.

Изменения структуры мира 20-ого века были вызваны главным образом войнами. В этом столетии разразились две войны мирового масштаба: Первая и Вторая Мировые войны, а также "холодная война".

Мир все еще реформируется после окончания "холодной войны", приведшего к крушению двуполярной структуры мира. Спустя некоторое время после окончания "холодной войны" Соединенные Штаты сами не были уверены, откуда исходит главная для них угроза: от все еще обладающих разрушительной силой запасов ядерного оружия бывшего Советского Союза, от быстро развивающегося Китая или откуда-то еще.

В течение некоторого времени после окончания "холодной войны" США сосредотачивали свои усилия на развитии новых видов оружия и создании защитного противоракетного щита для того, чтобы быть сильнее своих потенциальных стратегических врагов. В 1999 году вся мощь единственной в мире сверхдержавы была брошена на войну в Косово, с тем, чтобы установить свое доминирование в Европе и усилить стратегический нажим на Россию. В 2000 году Джордж В. Буш заявил в одной из своих предвыборных речей, что Китай является стратегическим конкурентом США.

Все эти метания были явным сигналом неуверенности США относительно того, кто является их главным врагом.

Нападения на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001 года, глубоко шокировали США. Даже во время атаки на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года материковая часть США не подвергалась прямому нападению японских войск, хотя океанский флот понес большие потери.

События 11 сентября показали, что наибольшая угроза для США исходит не от сверхвооруженной страны и не от так называемого стратегического врага, а от нерегулярных войск террористических организаций.

Столкнувшись с таким беспрецедентным вызовом, США значительно подкорректировали свою стратегию, нацелившись не на стратегических противников, а на терроризм и предотвращение распространения оружия массового поражения.

В появившейся после 11 сентября "доктрине Буша" США ввели понятия "оси зла" и "превентивной стратегии". Эта доктрина связала борьбу с терроризмом и предотвращение распространения ОМУ с необходимостью реформирования так называемых "стран-изгоев" и "стран-неудачников".

Руководствуясь этой доктриной, США в последующие 2 года развернули военные действия в Афганистане и Ираке. Они также пересмотрели структуру американских войск США, и запланировали программы передислокации войск США за пределами страны.

Руководствуясь этой доктриной, США усилили свой контроль за ситуацией на Ближнем Востоке, в Центральной, Юго-восточной и Северо-восточной Азии, улучшили свои возможности реагирования на протяжении всей "дуги нестабильности", и выдвинули свою программу реформирования "Большого Ближнего Востока".

Все это свидетельствует о том, что антитеррористическая кампания выходит за рамки самозащиты.

Эти последние события, если принять во внимание войну в Заливе и войну в Косове, с очевидностью показывают, что ментальность "холодной войны" в США вовсе не преодолена, и эта страна стремится использовать военные средства, чтобы ликвидировать различные угрозы, реальные или вымышленные.

По существу, сердцевиной "доктрины Буша" является сила. Она предполагает, что Соединенные Штаты должны управлять миром благодаря преобладающей силе, прежде всего и в особенности военной.

Таким образом, вовсе неудивительно, что Буш и его администрация по-прежнему настаивают на том, что решение начать войну в Ираке было верным. Однако ситуация в мире, изменившаяся с началом войны, по существу дает отрицательный ответ на этот вопрос.

В Ираке США выиграли войну в военном отношении, однако они как никогда далеки от того, чтобы завоевать мир для себя и этой арабской страны. Напротив, Вашингтон открыл "ящик Пандоры", усилив самые разные взаимосвязанные конфликты, в том числе этнические и религиозные.

Политика США в Ираке заставила мусульманский мир и арабские страны поверить в то, что сверхдержава уже рассматривает их в качестве объектов для своей амбициозной программы "демократического реформирования". Подобное восприятие серьезно усилило давние конфликты между США и мусульманским миром. Сегодня трудности США в Ираке стали ежедневной новостью.

28 июня США поторопились передать власть в Ираке временному правительству страны. Однако эта передача имела скорее формальное, нежели практическое значение. Сегодня 150-тысячные американские войска по-прежнему находятся в иракском болоте, а количество погибших день ото дня растет.

Война в Ираке сделала США еще менее популярными в глазах мирового сообщества, нежели война во Вьетнаме. Буш даже не осмелился выйти на публику во время своего посещения Великобритании, ближайшего союзника Соединенных Штатов. За все время от подготовки Вашингтона к войне до послевоенных преобразований в стране, пропасть между США и их традиционными европейскими союзниками никогда не была так глубока.

Настало время отказаться от иллюзий, что европейцы и американцы живут в одном мире, во что многие европейцы хотели бы верить.

Иракская проблема также стала горячей темой в президентских выборах в США. За последний год некоторые американские исследовательские институты и политики размышляли над этой проблемой и выступали с критическими замечаниями.

Многие из них убеждены, что администрация Буша не смогла объективно и четко оценить проблемы и перспективы, стоявшие перед США, когда Вашингтон принял на вооружение "превентивную стратегию". Этим шагом администрация всего лишь повторила ту же самую катастрофическую политику, которая привела к краху многих империй в мировой истории.

И история, и реальность "имперских мифов" свидетельствуют, что превентивная стратегия приведет администрацию Буша к результату, которого она больше всего страшится. То есть к абсолютной уязвимости "Американской империи" и ее краху из-за экспансии, с которой она не может справиться.

Как говорил Джозеф Най, парадокс американской теории силы состоит в том, что мир уже изменился, и даже самая могущественная страна не может достигнуть своих целей исключительно за счет собственной силы - точно так же как это было с Римской империей.

Неоунилатерилизм (<новый единоличный политический курс> - прим.пер.) серьезно уменьшил роль невоенной силы государств и международных систем и таким образом заблокировал важные инструменты, которые Вашингтон мог бы использовать для реализации новой стратегии безопасности страны. Войны в Ираке можно было избежать, это была необязательная война, а превентивные принципы должны быть изъяты из словаря национальной безопасности США, о чем также говорила бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Иракская война также разрушила столь тяжело создававшуюся антитеррористическую коалицию.

Растущее враждебное отношение к США, усилившееся в мусульманском мире после начала войны, уже помогло террористической сети Аль-Каиды завербовать в свои ряды новых сторонников и смертников. Вместо того, чтобы уменьшиться, количество терактов в мире только увеличивается.

Призыв США о помощи со стороны ООН в деле послевоенной реконструкции Ирака еще раз показывает, что в современном мире, единоличное стремление доминировать не подходит для решения международных проблем. Иракская война представляет собой еще один отрицательный пример международных отношений в новом веке.

В современном все более взаимозависимом мире, в котором выигрыши каждой из стран тесно связаны между собой, ущерб от войны может оказаться гораздо более существенным, чем ее выгоды. Ни одна из сверхдержав не может навязать мировому сообществу свои нормы лишь благодаря демонстрации своих военных мускулов.

Нынешние затруднения США в Ираке являются еще одним примером того, к каким негативным результатами приводит чрезмерная уверенность в своем национальном превосходстве, далеко выходящая за рамки реальных возможностей страны. Беды и угрозы, стоящие перед США, проистекают не из внешних враждебных источников, а от собственной заносчивости и самоуверенности. 21 век не является "американским веком". Это не значит, что США не хотят осуществить эту мечту. Они, скорее, неспособны добиться этой цели.

В этом веке все крупные страны должны конкурировать мирными, а не военными способами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.