Владимир Сокор является старшим исследователем вашингтонского Джеймстаунского фонда, который издает газету "The Eurasian Daily Monitor"

В Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) идут интенсивные обмены мнениями по вопросу решений и документов, которые ей предстоит принять на конференции, запланированной на конец года. Россия, занеся над головой ОБСЕ бюджетный Дамоклов меч, угрожает наложить вето на финансирование другими странами ключевых программ ОБСЕ, если только эта организация не начнет "реформироваться" в соответствии с предложениями Москвы. Вашингтон и Брюссель стоят перед политическим решением уступить России ради "спасения" руководствующейся принципом консенсуса ОБСЕ и проведения "успешной" конференции.

Россия, заручившаяся поддержкой полудюжины постсоветских авторитарных правительств, хочет добиться перераспределения ресурсов и приоритетов ОБСЕ, ослабить ее работу в области поддержки демократии и прав человека и нарастить ее усилия в военно-политической области и в сфере безопасности с тем, чтобы подорвать роль НАТО и западные инициативы по безопасности в Европе и Евразии. Традиционно направленные на поддержку демократии инициативы ОБСЕ лишь в минимальной степени зависят от согласия России (кроме как на ее собственной территории), но деятельность этой организации в сфере безопасности целиком зависит от согласия России и в ряде случаев определяется Россией. Вот почему Москва, желая сократить деятельность ОБСЕ в сфере демократии и расширить ее роль в вопросах безопасности, использует для достижения этих политических целей свое право вето на бюджет.

ОБСЕ была бы лучше способна сопротивляться этому шантажу, если бы она открыто говорила об этом вместо того, чтобы это замалчивать. Другой строго охраняемый секрет ОБСЕ - опасение погибнуть из-за ненужности и избыточности, которое год за годом вынуждает эту организацию идти на уступки Кремлю и его протеже в вопросах гражданских прав в Белоруссии, раздела Молдавии, давления на Грузию, контроля над обычными вооружениями и в других вопросах безопасности и демократии.

Этот курс нелогичен и может быть изменен. Защита демократии и евроатлантической безопасности в постсоветскую эпоху показала бы, что ОБСЕ все еще имеет raison d'etre (смысл существования, фр.). Наоборот, жертвование этими ценностями ради "консенсуса" любой ценой только лишь продемонстрировало бы ненужность и избыточность, которых ОБСЕ так настойчиво стремится избежать.

На своей конференции в конце года ОБСЕ следует однозначно осудить циничный фарс с выборами, который только что устроил белорусский диктатор Александр Лукашенко. Ей следует также обсудить жестокую кампанию, которую кремлевские политические операторы организовали на Украине, используя ка-гэ-бэшные методы и сотни миллионов российских нефтедолларов, чтобы попытаться посадить в президентское кресло человека, дружелюбно относящегося к Москве. Группы ОБСЕ по наблюдению за выборами вежливо критикуют обе эти избирательные кампании, но это оказывает главным образом лишь символический эффект.

В последнее время Москва добилась от ряда постсоветских правительств согласия на формирование под своим руководством совместных групп наблюдателей за выборами и выработку собственных оценок выборов в бывших советских республиках, которые противоречили бы оценкам ОБСЕ. Эта российская политика сама по себе не нова, но в последние 2 месяца она стала очень активной и бесстыдно агрессивной. Владимир Рушайло, бывший секретарь Совета Безопасности России и генерал милиции, к примеру, недавно возглавлял делегации наблюдателей за выборами из России и Содружества независимых государств (СНГ), которые назвали как выборы в Белоруссии, так и первый этап выборов на Украине демократическими, свободными и честными.

Проблемы Грузии и Молдавии, как и прежде, занимают приоритетные места в повестке европейской безопасности и дипломатии. Эти проблемы связаны с нерешенными конфликтами, незаконным присутствием российских войск и захватом отдельных участков территории вышеназванных стран. Такая ОБСЕ, которая хочет избежать "ненужности и избыточности", не должна отступаться от своего прежнего требования вывода российских войск из этих стран и уважения их территориальной целостности.

Представляется, однако, что Россия уже успешно исключила из Политической декларации, главного заключительного документа финального саммита, всякие упоминания о данных Россией в 1999 году обещаниях вывести свои войск из Грузии и Молдавии. В самом деле, к настоящему времени Москве с помощью ОБСЕ удалось выхолостить свои обязательства от 1999 года. Были отменены конечные сроки выполнения обещаний, безусловные обязательства были перефразированы в простые "намерения", были включены условия, которые первоначально не были обговорены, ОБСЕ терпимо отнеслась к передаче войск и тяжелого вооружения сепаратистским силам, а российские "миротворцы" были исключены из состава сил, вывода которых требует ОБСЕ.

Поэтому не удивительно, что в период подготовки к конференции ОБСЕ в конце года высокопоставленные российские официальные лица настаивают на не ограниченном никакими временными рамками военном присутствии России в Грузии и Молдавии. ОБСЕ идет на поводу у российского требования отказаться даже от простых упоминаний документов ОБСЕ от 1999 года.

Таким образом, можно видеть, что эффективность ОБСЕ как структуры стала на два порядка ниже эффективности Организации Объединенных Наций (ООН). Хотя ООН тоже не способна обеспечить выполнение собственных резолюций, она, по крайней мере, год за годом ритуально напоминает о них, и они входят в состав общепринятых справочных материалов. ОБСЕ, однако, изменила собственные ключевые резолюции и больше не способна даже ссылаться на них, не говоря уже о том, чтобы требовать их претворения в жизнь в странах, которые являются объектом интересов Москвы.

Проводимую ОБСЕ операцию по мониторингу ситуации на российско-грузинской границе можно назвать одним из редких успехов этой организации. Эта миссия, участниками которой являются невооруженные офицеры из многих стран (включая Россию), наблюдает за чеченским, ингушским и дагестанским участками границы с грузинской стороны. Миссия имеет критически важное значение для защиты Грузии от обвинений России в том, что чеченские и международные "террористы" действуют с грузинской территории. Ее доклады с мест не подкрепляют этих обвинений, тем самым косвенно опровергая их. Более того, эта миссия подтвердила некоторые из нарушений воздушного пространства Грузии российскими военными самолетами, о чем сообщала Грузия, но что неизменно отрицала Россия.

Москва недавно угрожала наложить вето на продление мандата миссии ОБСЕ по мониторингу ситуации на российско-грузинской границе и, таким образом, вынудить миссию прекратить свою работу с 31 декабря, возможно, под предлогом сокращения ее финансирования. Хотя эта угроза, по-видимому, имела своей целью устрашение Грузии и увеличение озабоченности ОБСЕ накануне конференции, представляется маловероятным, что Москва станет рисковать конфронтацией со странами Запада, наложив вето на продолжение работы миссии. Более вероятно, что Россия, в конечном счете, согласится на продолжение работы миссии до определенного срока и в обмен потребует уступок или молчания по сговору относительно других вопросов безопасности и демократии на конференции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.