Китайские руководители одержимы судьбой бывшего Советского Союза

Добрый десяток лет китайские реформаторы плывут на виду у всех по бурному морю к одной точке на горизонте, ориентируясь при этом по двум вехам. Первая из них отражает экономический рецепт, который позволит возобновить связи с державой, следуя логике международной конкуренции. Это пример подавляющего мир американского капитализма. Вторая - ни что иное как пугало, представляющее собой постсоветскую Россию - синоним потери власти, распада империи и хаоса. Эти вехи, однако, ничего не значат, потому что облеченные властью китайцы совершенно не собираются создавать политическую систему, в которую вписывается рыночная экономика Соединенных Штатов. Наоборот, китайцы не скрывают своего восхищения тем, что государство оказалось в руках у Владимира Путина.

Пытаясь не удаляться от берега, китайские руководители приняли программу постепенного перехода к рынку. В противоположность шоковой терапии, примененной в России, Китай двигается на ощупь, не боится отступать и поддерживает абсолютный макроэкономический контроль. Такой 'прагматизм' приветствуется всей остальной планетой, которая бледнеет перед показателями китайского роста. Подобная осторожность позволила Коммунистической партии сохранить диктатуру и спасти территориальную целостность, даже в то время, когда страна содрогалась от землетрясений. Потому что даже, если экономические реформы окажутся не такими грубыми, как в России, они все же принесут те же порочные плоды, так как страдают тем же врожденным недостатком: они не вписываются ни в независимые законные рамки, ни в режим, при котором существует разделение властей. Коррупция, кумовство, воровство являются его характерными, но не единственными чертами с момента возникновения китайского капитализма, при котором меньшая часть населения очень быстро обогащается, в то время как целые пласты общества систематически подвергаются эксплуатации. Китайские реформы одновременно очень динамичны и являются источником бесчисленных конфликтов.

Вскормит ли в свою очередь Китай олигархов, как думает Ланг Сянпин? Цзян Руимин, Ли Доншен или Гу Чуюн - не станут ли они скоро китайскими березовскими и ходорковскими? Не совсем наверняка. Тут у руководства тоже подозрительно прищурены глаза на российский прецедент, который дает им пищу для размышлений. Некоторые китайские экономисты заметили, что власть ограничивает возникновение местного капитализма в пользу иностранных многонациональных компаний. Может быть, это и преувеличение, но точно то, что партия сделала все, чтобы избежать появления в экономике слишком мощных действующих лиц, которые могли бы повернуться против нее. Она сделала это, сохранив контроль над стратегически важными секторами и интегрировав новую элиту, предоставив взамен защиту государства. В то же время КП подкармливает своих новых принцев - сыновей руководителей самого высокого ранга, которые уже наложили руку на энергетику, финансы и телекоммуникации. Как долго будут они оставаться верными партии? Столько сколько они будут заинтересованы в этом единстве, ради сохранения своих позиций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.