У свободного мира нет иного выбора, кроме как полагаться на Америку. Но оправдывает ли Америка ожидания? Мы верим в Америку. А что еще нам остается?

Будет большой ошибкой, если иностранцы начнут читать проповеди вновь избранному президенту США. Соединенные Штаты черпают свою силу из той политической среды, которая высвободила весь потенциал высоко мотивированной нации и которая ставит интересы народа превыше всего. Любые посягательства на эти интересы извне встречают яростное сопротивление.

Мы, свободные народы остальных стран, в любом случае получаем большую выгоду от того, что Америка продвигает собственные интересы и ценности, потому что в большей части мы разделяем эти интересы и ценности. Отчасти мы обязаны Америке сохранением безопасности и процветания наших собственных стран. Мы не внесли свой отдельный вклад в то, чтобы обеспечивать себе безопасность собственными силами в глобальном контексте, и это необходимо признать.

Американские интересы самым тесным образом связаны с интересами, пожалуй, миллиардов неамериканцев. Американцам нужна безопасность в мировом масштабе и стабильная экономическая среда. Неамериканцы хотят, чтобы американские действия обеспечивали им то же самое, но хотят они этого с собственных позиций и в контексте собственной социокультурной индивидуальности.

Здесь мы ступаем на зыбкую почву. Если США будут игнорировать вторую часть данного утверждения, то его первая часть окажется под угрозой. Американская власть и могущество не настолько превалируют и не являются настолько эффективными, чтобы искоренить угрозу игры с нулевым результатом, в которой комфорт Америки или Запада достигается только за счет дискомфорта остальных. Когда такой дискомфорт остальных стран достигает определенного уровня, их реакции становятся опасными. Когда их дискомфорт превышает данный уровень, они становятся невосприимчивыми к применяемому против них традиционному давлению.

Явление современного терроризма есть трансформация от более старой, но до боли знакомой формы: редкого и беспорядочного использования насилия группами маргиналов, которые не могут сдержать расстройства от несбыточности собственных планов и своего фанатизма. Мы можем осуждать сегодняшний терроризм теми же словами за его бесчеловечную жестокость и нигилизм. Однако мы поступим безответственно, если остановимся на этом и не сумеем понять природу такой трансформации. Современный терроризм черпает силы в самой реакции на процессы глобализации, в результате которых мир все больше делится на тех, кто выигрывает от глобализации, и на тех, кто от нее проигрывает. А количество тех, кто ощущает себя оставшимися на обочине мирового прогресса, все время растет.

В течение определенного времени после событий 11 сентября мировое сообщество испытывало сочувствие к американскому народу. В Организации Объединенных Наций ни одна страна публично не высказалась против использования Соединенными Штатами силы для наказания преступников. Мир подавляющим большинством поддержал создание глобальной коалиции против терроризма. Именно для этих целей создавался контртеррористический комитет Совета Безопасности ООН, который я возглавлял некоторое время. Но такую позитивную реакцию невозможно было сохранить навсегда, полагаясь только на справедливость возмущения жертв. Продолжительную поддержку нужно было заработать, признав интересы партнеров по коалиции.

Нечто похожее произошло и в случае с Ираком. ООН поставила под большой вопрос прямое использование силы против Саддама Хусейна, действуя больше из принципа и нежелания создавать прецедент, нежели из тактических интересов. С момента начала действий войск коалиции стали появляться гораздо более веские причины для отказа от использования силы. Формированию этих причин способствовало видение того, как эта сила применяется, и какие результаты она приносит.

На следующем этапе интересам Ирака необходимо отдавать точно такое же предпочтение, как и интересам коалиции. Уничтожить насилие и терроризм можно только при условии, что иракский народ и центральное правительство будут действовать вместе. Значит, это должно быть такое правительство, которое заручилось доверием народа. В этом плане, несмотря на возможность насилия, необходимо провести выборы. Финансовая помощь должна использоваться не только для усиления иракских сил безопасности, но и для создания рабочих мест и действующей инфраструктуры. Эффективно действующие местные администрации должны рассматриваться как мостики доверия к центральному правительству. В конце концов, борьба за достижение этих целей пойдет в верном направлении только в том случае, если у иракцев хватит выдержки и настойчивости. Они должны идти своим путем и верить в поставленные цели.

Ирак сам по себе достаточно сложен. Однако президент Буш в свой второй срок пребывания в Белом Доме столкнется с более комплексными проблемами. Смогут ли Соединенные Штаты прийти к согласию не только со своей силой, но и с ограничениями, налагаемыми на нее? Выучила ли Америка урок, который говорит: применение силы таким образом, который отвергается многими неамериканцами, может увеличить пространство, в котором США ощутят себя бессильными? Супердержава, действующая в мире, свободно выражающем свое мнение, должна иметь у себя в арсенале достаточную силу убеждения, подкрепленную неоспоримой легитимностью. Демократия не может возникать на пустом месте, за исключением случаев создания глобальных демократических структур, отражающих демократические ценности. Безусловно, здесь существует риск, поскольку ценность демократической системы сохраняется только при наличии здравого смысла у ее демоса. Демократия означает компромиссы, но и сами компромиссы могут стать сильными сторонами. Бескомпромиссный подход к преступному насилию терроризма может идти параллельно с партнерством интересов на гораздо более широком международном фронте, укрепленном в рамках ООН.

Мы ждем от Соединенных Штатов стратегического лидерства в этих вопросах, поскольку в силу нашего собственного выбора мы не имеем альтернативы. Форумом для дискуссий в этом плане должна стать, хотя бы частично, Организация Объединенных Наций, потому что у нас нет иного всемирного института. Но как ООН не может выжить в качестве инструмента глобального порядка без готовности к сотрудничеству и щедрой поддержки США, так и Соединенные Штаты не могут получить все необходимое для защиты собственных интересов без уважения к силе убеждения Организации Объединенных Наций. В предстоящие четыре года это взаимное встречное движение пройдет проверку на прочность, которая коснется нас всех.

Автор статьи, директор Фонда Дитчли, был в прошлом представителем Великобритании в ООН.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.