США. Джордж Буш направляет в Государственный департамент свою самую верную советницу. Она станет первой чернокожей женщиной у руля американской внешней политики. Советолог, фигуристка и пианистка, она должна способствовать усилению влияния Белого дома на ключевые посты в кабинете министров. Все ли выстроились в ряд позади шефа?

Нельзя сказать, чтобы прозвище "Вулкан" так уж шло ей. Кондолиза Райс выглядит такой хрупкой. Лучше всего представляешь себе ее на льду - она профессионально занималась фигурным катанием. Или за фортепьяно - она виртуозно им владеет. Но эта незамужняя женщина когда-то также мечтала стать покровителем национальной лиги американского футбола. О ее суровости говорит улыбка, иногда словно приклеенная к ее лицу под безукоризненно уложенными волосами. Это и есть "Вулкан" со всеми присущими ему качествами, который таится в руководительнице Совета по национального безопасности, которую Джордж Буш сделал во вторник первой чернокожей женщиной - государственным секретарем Соединенных Штатов, пришедшей на смену Колину Пауэллу. Это произошло более чем через два века после первого госсекретаря Томаса Джефферсона, автора Декларации независимости ("все люди созданы равными"), что им, правда, не удавалось, в самом деле, не удавалось из-за чернокожих потомков рабов, которые долго не могли избавиться от этого комплекса. . .

Стало быть, Вулкан - это тоже ее имя. В Бирмингеме, где она родилась в 1954 году, в тогда еще расистской Алабаме, городские власти установили большую статую бога огня, в честь сталелитейных заводов, которые давали городу жизнь. Пять лет тому назад, когда Джордж Буш рылся в садке своего отца в поисках команды советников, чтобы сформулировать свою внешнюю политику, они присвоили себе имя статуэтки Конди - Вулканы - и республиканцы стали раскручивать этот брэнд, чтобы продемонстрировать, какие они уверенные. В новой команде были Пауэлл, Дональд Рамсфелд, Дик Чейни, Пол Вулфовиц, Ричард Армитидж, правая рука Колина Пауэлла, который тоже только что подал в отставку.

Однако республиканцы не упомянули о том, что статую в Бирмингеме демонтировали в 1999 году для реставрации. Дурное предзнаменование? И во власти, и на войне команда, которая должна была направлять новичка-президента, раскололась. Два прагматика из Госдепартамента сделали попытку воспротивиться ястребам из Пентагона и Белого Дома. Их отставка по истечении четырех лет подтвердила их неудачу.

А где же была Райс? Всем известно: поблизости от Овального кабинета. И это имеет совершенно определенный смысл: руководительница СНБ все четыре года была воплощением женской верности, за что Джордж Буш и выбрал ее в качестве госсекретаря. Президент выработал своего рода систему. В тот самый момент, когда должен был начаться его второй президентский срок, он переместил верных людей из Белого Дома в крупные министерства. Советник по юридическим вопросам Альберто Гонзалес отправился в министерство юстиции. Советница по внутренним делам Маргарет Спеллингс - в министерство образования. А Том Ридж, секретарь по вопросам внутренней безопасности мог бы быть замещен Фэнсом Таунсендом, который выполняет те же функции в Белом Доме. Демократы уже поговаривают об окостенении власти, где не слышно ни одного голоса, кроме голоса вождя.

Потому что в чем заключается политика Кондолизы Райс, если это не политика самого Джорджа Буша, то есть, чаще всего, политика ястребов? Ей случалось и отличиться, как это бывало с Пауэллом, но по тем вопросам, когда президент понимал, что не может следовать самым суровым советам: Иран, Северная Корея. И она недавно вручила ему докладную записку, вещающую о том, что Европа вновь займется ближневосточными делами после смерти Ясира Арафата: такова утечка информации. Нередко она служила и громоотводом. Например, когда отправилась публично свидетельствовать перед комиссией по расследованию терактов 11 сентября, чтобы немного сгладить противоречивые высказывания Буша. Или тогда, когда она попросила своего заместителя Стивена Хэдли (ставшего ее преемником в СНБ) внести дезинформацию в прошлогоднее Обращение президента США к нации: президент намекал на закупки Ираком нигерийского урана, хотя весь мир знал, что это полное вранье.

Враждебность Госдепартамента агрессивной политике, навязываемой Диком Чейни и Дональдом Рамсфелдом, была, скорее, заслугой дипломатов, чем самого Колина Пауэлла. Конди Райс воздала вчера должное их профессионализму. Если она поставлена туда, чтобы провести чистку, подобную той, что развернулась сейчас в ЦРУ, то задача будет не из легких. Но Джордж Буш, видимо, предчувствует, что необходимы какие-то отклонения, если не в фактах, то, по крайней мере, в словах. Но у Райс не та история, что у Чейни и Рамсфелда, с которыми у нее тоже бывали столкновения: когда президент сделал вид, что поручает своей советнице заботу о координации действий в Ираке, глава Пентагона (который, по всей видимости покинет свой пост через несколько месяцев) действовал так, как будто бы он ничего не слышал.

Первым наставником новой министерши при Буше-отце был Брент Скоукрофт, который неустанно критиковал войну сына в Ираке. А Райс по образованию советолог: естественно, не мог встать вопрос о том, чтобы сбрасывать бомбы на Москву или посылать туда танки.

На Ближнем Востоке израильтяне говорят, что они убеждены в том, что унаследовали от Госдепартамента лучшую подругу. Райс - постоянная участница переговоров по плану эвакуации из Газы и по "стене" Дова Вейсгласа, правой руки Ариэля Шарона. Вейсглас также является как раз тем человеком, который утверждал недавно в одном интервью, что Израиль никогда не согласится на создание палестинского государства. Белый дом и бровью не повел. Но теперь, после выборов, Иерусалим не может делать ставку наверняка на американское попустительство. Во время своей первой встречи с Конди Райс Шарон "признался, что ему было трудно сосредоточиться: у нее очень красивые ноги". Говорят, что бывшая фигуристка, разумная женщина, не оценила этот комплимент.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.