Вашингтон, 18 ноября 2004 года. На днях я смотрел в Шекспировском театре волшебного "Перикла".

В древней Греции правитель города Тира устает от всех окружающих его подхалимов. Он предпочитает довериться одному своему придворному, который бесстрашно говорит ему: " Все льстящие царю ему вредят. . . Меж тем почтительное осужденье царям полезней, ибо ошибаться способны и они, как всякий смертный".

Не льстить правителю? Прислушиваться к доводам инакомыслящих? Правители, которые признают, что совершили ошибку?

Все это B.C. (Обыкновенно это английское сокращение означает "before Christ" - "до нашей эры, или до Христа"; в данном случае автор поясняет, что он использовал его как "before Cheney" - то есть "до Чейни" - прим. пер.)

Сегодня, в 21-м веке, в эпоху правления Джорджа-второго, лесть является обязательной, инакомыслие запрещено, а совершение ошибок без их признания является наилучшим способом продвижения вперед. Президент Буш-младший (George W. Bush) "вычищает" из своего окружения всех несогласных, которые пытались урезонить Дика Чейни (Dick Cheney), этого любителя баров, где угощают поджаренными орешками, а также других сумасшедших неоконсерваторов в вопросе политики в отношении Ирака.

Сначала убеждение оказалось сильнее фактов. И вот теперь лояльность побивает компетентность. W. (имеется в виду Буш-младший - прим. пер.), который в администрации своего отца был человеком, насаждавшим лояльность, теперь стал таковым в своей собственной администрации.

Те, кого выдвинули руководить нашей безопасностью, дипломатией и гражданскими свободами, были вознаграждены за то, что проявляли большую лояльность г-ну Бушу-младшему и г-ну Чейни, чем правде.

Президент и вице-президент направляют своих подхалдимов в министерства и ведомства, чтобы подавить инакомыслие. Эти нападки представляются странными, поскольку в любом случае мало кто осмеливался не соглашаться с ними, и было предостаточно тех, кто был готов ради них искажать правду.

Возьмем Джорджа Тенета (George Tenet), который заверял г-на Буша-младшего, что слабо доказуемое дело об иракском оружии массового поражения (ОМП) является, если проводить аналогию с баскетболом, "вопросом одного заброшенного мяча" (a slam-dunk). И возьмем Колина Пауэлла (Colin Powell), который, уступая нажиму, убеждал Организацию Объединенных Наций (ООН) в обоснованности намерения Соединенных Штатов начать войну (в Ираке), тогда как его аргументы были подложными. Затем, когда он хотел остаться еще на короткий срок, чтобы изучить открывшиеся на Ближнем Востоке в связи с кончиной Ясера Арафата (Yassir Arafat) возможности, его выкинул президент, которого раздражали амбивалентность и популярность этого дипломата.

Г-н Буш-младший предпочитает более шустрых исполнителей вроде Альберто Гонсалеса (Alberto Gonzales). Хотите допрашивать "с пристрастием" уголовных преступников или пытать пленников? Будет сделано, босс.

W. и вице-президент хотят распространить свой личный контроль на те управленческие структуры, которые, как они полагают, мешают их внешней политике. Мы с тревогой узнаем, что они считают, что в течение первого срока им мешали проводить их внешнюю политику: сфабрикованную войну и неудачную оккупацию, отстранение от наших старых союзников и способствование росту ядерных амбиций в Северной Корее, Иране и России. Так какой же будет их политика, если дать им волю?

После выборов Капитолийский холм заразился высокомерием. Законопослушные республиканцы в палате представителей изменили свои правила так, чтобы Том Дилей (Tom DeLay) мог оставаться лидером большинства даже в том случае, если его осудят; республиканцы в сенате грозятся признать незаконной практикуемую демократами тактику проваливания законопроектов путем всяческого оттягивания момента принятия решения.

В 2002 году Чейни со товарищи создали собственное Центральное разведывательное управление (ЦРУ) и подделали свидетельства по иракскому ОМП. Нынче г-н Чейни послал своего лакея, Портера Госса (Porter Goss), который помогал ему в его попытке удушить Комиссию по расследованию событий 11 сентября 2001 года, чтобы запугиванием заставить ЦРУ подчиниться.

Как зловещее эхо старых присяг, г-н Госс предостерег сотрудников этого ведомства, что их работа заключается в том, чтобы "поддерживать администрацию и ее политику в нашей работе".

Г-н Буш-младший не хочет новых "утечек" вроде той, которая свидетельствует о том, что за 2 месяца до вторжения в Ирак ему было заявлено, что подобный шаг может привести к ожесточенному внутреннему конфликту и к усилению поддержки радикальных исламистов.

Г-н Госс сумел сделать дисфункциональное ЦРУ еще более дисфункциональным. Вместо того чтобы заниматься "Аль-Каидой", он занялся увольнением высокопоставленных сотрудников, которые вели работу против "Аль-Каиды" - заменяя их людьми из своего близкого окружения на Капитолийском холме.

Г-н Чейни разрешает оставаться (на посту министра обороны) своему давнему ментору Рамми (Rummy). Какое это имеет значение, что действия Рамми - то, что он опасно тонко рассредоточил силы, не имеет стратегии выхода, взял себе обязанности Государственного департамента в вопросе оккупации и затем напартачил - привели к провалу миссию в Ираке и оставили военных в таком затруднении, что те были вынуждены призвать на действительную службу старых по возрасту и потерявших физическую форму резервистов?

Конди Райс (Condi Rice) и Стефен Хадли (Stephen Hadley) перед событиями 11 сентября не выполняли своих обязанностей по координации борьбы против "Аль-Каиды" и после 11 сентября они также не справились с работой по предотвращению фиаско в Ираке. Они не только прятали нужные американцам свидетельства, которые опровергли бы раздутые доводы неоконсерваторов в пользу вторжения в Ирак; они помогали вкидывать ерунду в тексты речей президента.

Д-р Райс усердно помогала "Д-ру Нет" (Dr. No) раздуть это воображаемое грибовидное облако. История жизни Конди, быть может, воодушевляет. Но то, каким образом она получила работу в Государственном департаменте, нет.

Чиновники администрации Буша-младшего, не сумевшие защитить страну и путем обмана ввергшие нас в войну, не только не потеряли работу; их еще и продвигают на более высокие должности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.