Ниже приводится краткое изложение интервью Антония Мацеревича (Antoni Macierewicz), члена парламентского комитета по расследованию скандала с компанией PKN Orlen, газете 'Rzeczpospolita'.

Его основные тезисы таковы:

- Команда Квасьневского (Aleksander Kwasniewski) и Миллера (Leszek Miller) осуществляла в Польше стратегию Путина. Спустя три года после скандала с Orlen шанс приобрести Гданьский НПЗ (Rafineria Gdanska) есть только у российских компаний;

- за спиной Союза левых демократов (СЛД) действует топливная мафия, связанная с сотрудниками президентской канцелярии, аппаратом премьер-министра и даже с российскими чиновниками. Более половины доходов от продажи нефти идет мафии;

- Русские обманули польских политиков, чтобы помешать Польше диверсифицировать поставки. За спиной Кульчика (Jan Kulczyk) они вели переговоры с Качмареком (Wieslaw Kaczmarek). Используя жадность и некомпетентность Кульчика и политиков СЛД, они заманили Польшу в ловушку;

- СЛД и президент Квасьневский помешали попыткам покончить с абсолютным господством России в поставках нефти и газа. Они дискредитировали идею норвежского трубопровода, блокировали проект трубопровода Одесса-Броды и, в конце концов, позволили 'Газпрому' получить контроль над Orlen.

Далее приводится краткое изложение интервью.

Кто является главным игроком в скандале с Orlen?

- 'Нет сомнения в том, что это россияне, - говорит Мацеревич. - Еще осенью 2001 года они сказали Станиславу Чосеку (Stanislaw Ciosek), президентскому советнику и бывшему послу в Москве: 'Мы возьмем все, что вы еще не продали Западу'. А это означает нефтехимическую промышленность. Сформировалась странная коалиция: президент, тандем Миллер-Кульчик, Качмарек. За их спинами действовала топливная мафия, тысячи контролируемых СЛД компаний делали миллионы на махинациях с энергоносителями'.

Кто конкретно был автором всей этой игры?

- 'Это Веслав Качмарек, если посмотреть с точки зрения того, кто выиграл. Предмет спора, длящегося уже больше трех лет, - кто будет продавать топливный сектор Польши, включая Гданьский НПЗ. В этом споре побеждает Качмарек. Он всего лишь посредник. Но на самом деле он служит России. Сегодня, после всей этой неразберихи, единственный потенциальный покупатель НПЗ и, следовательно Naftoport, - 'Лукойл'.'

Но ведь именно Качмарек раскрыл обстоятельства незаконного ареста Анджея Моджеевского (Andrzej Modrzejewski), бывшего главы Orlen.

- 'Если бы не интервью, которое Качмарек дал 'Gazeta Wyborcza', он бы, вероятно, проиграл. А так дело по-прежнему открыто и решается у нас на глазах'.

Как так?

- 'В сентябре прошлого года президент Квасьневский заверил президента Путина, что российским компаниям позволят принять участие в приватизации Гданьского НПЗ и других нефтяных активов Польши. Это заявление было подтверждено на переговорах в Москве в декабре делегацией, возглавляемой министром экономики Ежи Хауснером (Jerzy Hausner) и его заместителем Яцеком Пехотой (Jacek Piechota). Российский министр энергетики Христенко на переговорах заявил: 'Единственный способ гарантировать безопасность польского нефтяного сектора - позволить российским компаниям участвовать в его приватизации, продать его нам'. Эта позиция, которой россияне придерживаются с самого начала, и именно так нужно понимать их позицию в конце 2001'.

Какую позицию?

- 'Именно россияне потребовали устранения импортера J&S. Мы слишком ошеломлены истеричными выступлениями Миллера и, в особенности, Семятковского (Zbigniew Siemiatkowski), которые играют на струнах страха Польши перед Россией. Но они фальшивят, пытаясь заставить нас поверить в то, что спасают нас от того, к чему на самом деле стремились'.

Что вы имеете в виду?

- 'Пытаясь устранить J&S, Семятковский на самом деле выполнял требования президента Путина и его народа. В 2000 году Путин заявил, что устранение J&S как посредника в торговле нефтью между Польшей и Россией станет одним из важнейших внешнеполитических решений'.

Почему это было так важно для Путина?

- 'Думаю потому, что здесь фигурировали огромные прибыли. И из-за системы, по которой каждый новый правитель раздает подарки тем, кто его поддержал. Посредничество в российско-польской торговле нефтью - это такой прибыльный бизнес, что Путин наверняка пообещал его кому-то. J&S была основана эмигрантами из России Янкелевичем и Смоколовским, и оба они, если верить Семятковскому, в эпоху Ельцина были связаны с российскими спецслужбами. Это объясняет позицию Путина: контроль над поставками нефти - это инструмент политической и экономической власти'.

- 'С другой стороны, если мы вникнем в скандал с Orlen поглубже, мы выясним, что значительная часть политической поддержки СЛД финансируется топливной мафией'.

Что вы подразумеваете под 'значительной частью'?

- 'Судя по материалам следствия, которые я видел, в махинации было вовлечено как минимум 1,5 тыс. компаний. Это незаконный импорт, сбыт, а иногда и фальсификация нефтепродуктов. Показания свидетелей рисуют картину сотен компаний, основанных людьми, связанными с СЛД, а в прошлом обычно и с коммунистическими спецслужбами. Именно эти люди участвовали во второй, неофициальной части встречи с Путиным в январе 2002 года'.

Неофициальная часть?

- 'Показания свидетелей, подтвержденные по крайней мере тремя источниками, указывают на то, что Путин встретился не только с широко известными бизнес-лидерами, но и с членами топливной мафии. Встреча была организована г-ном В., бывшем офицером коммунистической тайной полиции, владельцем частного детективного агентства и гостя президентской канцелярии. Это показывает, что BMG, основная компания топливной мафии, имела далеко идущие планы и была готова пойти гораздо дальше мелких мошенничеств и незаконной торговли топливом. Свидетели показали, что г-н Грохульский (Grochulski), один из владельцев BMG, находился в Москве во второй половине 2001, беседовал с российским министром экономики и, как полагают, получил заверения в том, что посредники не нужны и Польша может покупать нефть напрямую у российских производителей. В то же время то же мнение начали высказывать высокопоставленные польские чиновники, польские спецслужбы и, разумеется, русские'.

Но эта идея кажется разумной - устранение посредника сократило бы расходы.

- 'Идея была замечательная. Она бы сократила закупочную цену нефти как минимум в два раза. Именно столько получает посредник за свои услуги. Комитет по расследованию получил точные расчеты, показывающие, как делилась часть закупочной цены, превышающей отпускную цену России. Русские предложили отменить компенсации, распределяемые посредником, или заменить посредника. Это были иллюзии, направленные на то, чтобы завести Польшу в тупик.

А команда Миллера поверила. Для осуществления плана и получения контроля над Orlen было решено арестовать Моджеевского. В феврале 2002 вновь пришедшие в Orlen люди разорвали контракт с J&S, не обеспечив перед этим альтернативные поставки. А затем они отправились на переговоры в Москву'.

Когда?

- 'В декабре 2002. Незадолго до этого такое же путешествие совершил Герей (Maciej Gierej) [бывший глава Nafta Polska], человек Качмарека, и все было решено. 'Лукойл' получил гарантии, что рано или поздно ему достанется Гданьский НПЗ. Людей Кульчика - теперь ведь они контролировали Orlen - в Москве ждало разочарование. Декабрь 2002 стал ключевым моментом во всей этой истории'.

Почему?

- 'Те, кто поехал на переговоры в Москву, были выбраны Кульчиком, который в то время заправлял в Orlen. Они полетели на его личном самолете. Это означает, что переговоры, вероятно, тоже проводились на условиях, разработанных Кульчиком. Идея была в том, чтобы устранить J&S и получить прямой доступ к нефтяным месторождениям России. Если Кульчик, председатель совета директоров Orlen Ян Вага (Jan Waga), президент компании Збигнев Вробель (Zbigniew Wrobel) и другие вели с Россией переговоры на таких условиях, они или совершенно безответственные люди, обманутые русскими, или действовали со злым умыслом'.

Обмануты?

- 'Восемь месяцев они ведут переговоры с русскими и, наконец, едут в Москву, чтобы спасти самих себя. С 1 января Польше грозит полное прекращение поставок нефти. Разрывая контракт с J&S, Кульчик и его люди были убеждены, что Россия предоставит им прямой доступ к нефтяным месторождениям. Вместо этого в 'Лукойле' им говорят, что компания не заинтересована в Центральной Европе, только в США. Единственное, что интересует их в Центральной Европе - это Гданьский НПЗ, потому что у 'Лукойла' есть месторождения на калининградском шельфе, с которых он может ежегодно поставлять около 1 млн. т. В другой сделке они заинтересованы. В смысле, если им не продадут НПЗ. Или поляки согласятся, или произойдет катастрофа. И тут появляется 'Юкос' и великодушно спасает поляков, но предлагает несравнимо худшие условия, чем J&S. Разве так надо вести переговоры? Польские переговорщики согласились на сделку, которая до 2012 года привязала Польшу к России'.

'Подписанный в Москве контракт ввел нового посредника, неизвестную компанию Petroval. За исключением связей с 'Юкосом', о ее структуре собственности не было известно ничего. Petroval на 51% принадлежала 'Юкосу', но кто владел оставшимися 49%? Возможно, Кульчик. Возможно, кто-то еще. И в этом была суть операции по сокращению доли J&S в польских поставках до 40% и замене ее поставками Petroval. Несмотря на то, что даже совет директоров Orlen не смог выяснить, кто стоит за этой компанией'.

Именно поэтому пришлось арестовать Моджеевского, который хотел продлить контракт с J&S?

- 'И чтобы помешать поддержанному Моджеевским сценарию альянса Orlen с OMV, единственной нефтяной компанией в Центральной Европе, которая не закупает нефть в России. Альтернатива, а именно венгерская MOL, представленная Качмареком и Кульчиком как лучший партнер для Orlen, - это обман, потому что она полностью зависит от российской нефти. Именно для этой цели в феврале 2002 года был создан странный альянс Качмарека, Кульчика, Квасьневского и Миллера'.

(продолжение следует)

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Российское наступление ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Замоченные в нефти ("Trybuna", Польша)

Что же хочет "Лукойл"? ("Newsweek Polska", Польша)

Империя атакует ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.