Москва, 1 февраля 2005 года (Reuters). Когда кредитно-рейтинговое агентство "Standard & Poor's" (S&P) значительно позже своих конкурентов решило, наконец, перевести Россию в категорию капиталовложений, реакция банкиров и аналитиков на это событие варьировала от пессимизма до почти полного облегчения.

Однако длительное выжидание S&P, возможно, явилось неизбежным результатом той большой важности, которую при оценке платежеспособности страны это агентство (в сравнении с конкурирующими агентствами "Fitch" и "Moody's"), очевидно, придает политическому риску.

Принятое S&P в понедельник решение присвоить России статус BBB (на 1 пункт выше статуса BB+) и тем самым придать на длительную перспективу стабильность ее котировкам иностранных валют было встречено одобрительно, хотя аналитики отметили, что выбор момента для принятия этого решения заставил данное кредитно-рейтинговое агентство выглядеть, как Запоздалый Джонни (Johnny-come-lately).

"Кредитно-рейтинговое агентство слишком запоздало с этим решением, ибо рынок давно уже оценивает Россию именно так", - сказал Джеймс Фенкнер (James Fenkner), стратег московской инвестиционно-управляющей компании "Тройка Диалог". Конкурирующее кредитно-рейтинговое агентство "Moody's Investors Service" перевело Россию в категорию инвестиций еще в 2003 году, тогда как агентство "Fitch Ratings" сделало это в ноябре 2004 года.

Особенно поразительными были явные признаки того, что агентство S&P сильно мучилось перед тем, как сделать этот шаг.

"Это, безусловно, не было простым решением, - сказал Конрад Рюсс (Konrad Reuss), директор-распорядитель отдела суверенных рейтингов для Европы. - Ключевой вопрос в том, как вы в вашем анализе взвешиваете политический риск. Присвоение рейтинга непосредственно связано с относительными оценками; что касается политического риска, среди других стран, которые имеют рейтинг инвестиций, Россия выделяется как страна с самым высоким политическим риском".

Сложность оценки платежеспособности России особенно высока, потому что ее профиль политического риска демонстрирует резкое изменение в худшую сторону, несмотря даже на то, что эта страна редко, если вообще когда-нибудь, занимала такие сильные позиции в плане выплаты своих долгов.

Большие резервы, высокий риск

Золотовалютный запас России сейчас составляет около 119 млрд. долл. США, что выше государственного внешнего долга, который на 1 октября 2004 года был равен 112,9 млрд. долл. Москва в настоящее время ведет с Парижским клубом суверенных кредиторов переговоры о возврате 44,4 млрд. долл., возможно, в срок не позднее 3 лет, намереваясь выплатить эту сумму из тех нефтедолларов, которые были отложены в ее стабилизационный фонд.

Однако ликвидация правительством крупной нефтяной компании "ЮКОС", чье главное производственное подразделение "Юганскнефтегаз" было практически национализировано в декабре, а также непродуманная реформа системы социального обеспечения заставили насторожиться инвесторов.

"Ближе к концу прошлого года мы увидели, что политический риск в России начал расти, о чем свидетельствовали непродуманное осуществление социальных реформ, массовые демонстрации протеста, а также неоднозначные сигналы от политиков", - сказал Рюсс.

Аналитики S&P неоднократно заявляли, что то, что они рассматривают как своевольное использование налоговых органов для атаки на компанию "ЮКОС", которая перестала быть в фаворе у Кремля, бросило тень на главенство закона и права собственности в России.

Арест в 2003 году бывшего генерального директора "ЮКОСа" Михаила Ходорковского, которого сейчас судят по обвинениям в уклонении от уплаты налогов, и кампания против основанной им компании рассматривались как возмездие Кремля за его политические амбиции.

Для аналитиков агентства "Moody's" политический риск важен, но первостепенное значение имеет способность страны платить по своим долгам.

"'Moody's' в действительности обращает первостепенное внимание на то, намерено ли правительство страны платить по своим долгам. Центральный вопрос - способность и готовность платить, - сказал Пьер Кайлето (Pierre Cailleteau), старший вице-президент по суверенным рискам в парижском офисе агентства "Moody's".

Но он добавил: "Разумеется, это не означает, что не нужно учитывать политический риск".

Мелкий шрифт

Зольт Папп (Zsolt Papp), экономист банка ABN-AMRO, сказал, что, по его мнению, кредитные рейтинги агентства S&P могут быть обманчивыми, потому что они скрывают озабоченность агентства политическими рисками. Это агентство в вопросе России "завязалось в узел", сказал он.

"Это похоже на мелкий шрифт на упаковке. Ты видишь рейтинг, вынесенный в заголовок, а затем тебе приходится читать текст, напечатанный мелким шрифтом. Я думаю, им следовало бы присвоить России два субрейтинга: один - для способности страны платить по долгам, а другой - для внутреннего политического риска", - сказал Папп.

"Я считаю, что 'Fitch' и 'Moody's' просто облегчили себе жизнь. Они учитывают готовность и способность страны платить по долгам - и только", - добавил он.

Однако Рюсс из агентства S&P сказал, что эти два вопроса, политический риск и платежеспособность, неотделимы в любой оценке кредитного риска.

"В случае с Россией это был действительно вопрос, когда сила бухгалтерского баланса перевесит озабоченность, которую мы имеем по части политического риска. Мы к настоящему времени достигли этой точки", - сказал он.

Но он предостерег: "Если (политический) риск является постоянно высоким, то однажды он повлияет на платежеспособность правительства".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.