Сразу две новости: Северная Корея обладает ядерным оружием и не сядет за стол переговоров - меняют политическую ситуацию в Северо-Восточной Азии и далеко за ее пределами. Проигнорировать новости, как это было до сих пор с полунамеками по поводу ядерного оружия, невозможно. Дело в том, что об этом сказали в Министерстве иностранных дел, а информационное агентство KCNA, распространившее его заявление, не поставит даже запятой без разрешения 'с самого верха'.

О мотивах Пхеньяна можно делать лишь косвенные выводы. США - единственный объект в полемических пассажах. В заявлении нет ни одного недружественного слова в адрес Китая, Японии, Южной Кореи и России, нет ничего против других участников переговоров 'шестерки', которых теперь больше не будет.

Режим Ким Чен Ира (Kim Jong Ils), очевидно, считает США в настоящее время не способными на какие-то действия. Дипломатические попытки снова собрать 'шестерку', судя по всему, рассматриваются как признак слабости, вызванной запутанной ситуацией в Ираке, в чем американцы виноваты сами. Иначе зачем Вашингтону нужно было отправлять эмиссара для конфиденциальных переговоров в Пекин, Токио и в Сеул, как не для того, чтобы заручиться поддержкой собственной политики со стороны региональных держав

Кроме того, текст и тональность заявления дают повод предполагать, что в рамках внутреннего противостояния верх в Северной Корее держит военное крыло, мыслящее категориями угроз и устрашения. Если это так, то развитие ситуации приобретает опасную динамику.

Сотрудничество соседей Северной Кореи между собой особым доверием не отличается, но каждый из них имеет тесные связи с США. В Южной Корее главным в политике остается стремление к большей свободе от США, к миру на полуострове, но, во всяком случае, существует готовность находиться до заключения мирного договора под зонтиком США. Япония тоже находится под такой особой защитой. Но токийские сторонники наращивания вооружений от нее не отказываются, а хотят лишь быть наравне с другими военными державами.

Это вызывает отчуждение и страхи, как в Сеуле, так и в Пекине. Опыт, связанный с японской оккупацией и аннексией, хотя с тех пор прошло шестьдесят лет, не забыли ни в Китае, ни в Южной Корее, и забыть им это легко Токио сейчас как раз и не позволяет. Каждый раз враждебность вызывают какие-то мелочи, если сравнивать их с настоящей военной угрозой: российско-японские разногласия по поводу принадлежности четырех остров Курильской гряды; возмущение китайской и корейской сторон по поводу посещений премьера Дзюнъитиро Коидзуми (Junichiro Koizumi) храма Ясукуни; разное изображение исторических событий в учебниках; нежелание платить компенсацию за принуждение к проституции и за принудительную работу; дискуссия о национальном характере средневековых государств. Это создает почву для национализма. Нет ничего от примирения и взаимопонимания.

Пхеньян это очень хорошо понимает, не говоря об этом вслух. Вывод может быть таким: чем больше раздоров между соседями и с США, тем лучше для династии северокорейской семьи Кима. Принуждение США с помощью ядерного оружия к отказу от интервенции, причем Южная Корея всякий раз оказывается заложником, повышает свой собственный статус.

Именно это и взрывоопасно для мировой политики. Внимательно следят за развитием событием и, исходя из этого, добиваются того, чтобы обеспечивать безопасность своим собственным вооружением не только в Тегеране. Тем самым создается почва для расползания оружия массового уничтожения. Северная Корея давно расторгла договоры и в целом способствовала наращиванию напряженности в мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.