Каждый, кто согласен с Альбертом Эйнштейном в том, что национализм - это детская болезнь, 'корь человечества', должен обеспокоиться здоровьем японского государства.

Национализм не является для Японии чем-то новым, и лишенное раскаяния изображение Токио своей роли во Второй мировой войне давно и с осуждением сравнивается с катарсическим самокритическими анализом послевоенной Германии. Но теперь мы наблюдаем возрождение японского национализма такой силы, что его достаточно, чтобы встревожить соседние страны. Все больше японских политиков перенимают патриотические курсы, которые раньше были уделом правых эксцентриков, выкрикивавших с фургончиков на улицах Токио лозунги в громкоговорители, оглушая пешеходов.

После многих лет словесных нападок со стороны бывших жертв, особенно Китая, многие японцы, правы они или нет, чувствуют, что время извинений прошло. Они стремятся быть гражданами 'нормальной' страны. Они довольны тем, что премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми (Junichiro Koizumi) отказывается от пацифизма и робости, которые были девизом японской внешней политики со времени окончания войны.

На севере Коидзуми добивается возвращения четырех островов, сейчас населенных русскими. На юге правительство решительно заявляет о своих правах на острова и нефтяные месторождения, на которые также претендует Китай. Преподаватели в Токио, где губернатором является представитель правых Синтаро Исихаро (Shintaro Ishiharo), подвергаются дисциплинарному взысканию, если из убеждений отказываются петь имперский национальный гимн на публике, стоя перед флагом страны.

Причин опасаться новой вспышки национализма в Японии было бы меньше, если бы она не была частью эпидемии, охватившей всю Северо-Восточную Азию. Экономический подъем Китая питает пекинский брэнд громогласного национализма, что привело к дипломатическому конфликту с Токио. Две страны борются за нефтяной экспорт с Ближнего Востока и из России, а Китай, испытывающий нехватку природных ресурсов, распространяет свое влияние по всей Азии.

Тайванский национализм добавляет еще один неприятный аспект к проблемам безопасности региона. Китай упорно настаивает, что остров, независимый уже во всех отношениях, кроме названия, в конечном счете должен быть вновь включен в состав Китая, с применением силы в случае необходимости. Япония, которая правила Тайванем около полувека, официально признает, что есть только 'один Китай', но сочувствует Тайваню и считает его буфером безопасности между континентальным Китаем и своими южными островами.

А потому разозленный Пекин недавно включил в список своих бед решение Японии выдать визу бывшему президенту Тайваня и борцу за независимость острова Ли Дэн Хуэю (Lee Teng-hui). Китай уже кипит из-за визита Коидзуми в Ясукуни, токийский мемориал, где среди чтимых воинов есть и военные преступники.

Как ни иронично, но единственной тихоокеанской державой, готовой закрыть глаза на нездоровые аспекты японского национализма, оказались США, страна, разгромившая Японию в войне и продиктовавшая ее пацифистскую конституцию.

У Джорджа Буша (George W. Bush) и Коидзуми неплохие отношения, их объединяет восхищение Гэри Купером (Gary Cooper) в фильме 'Ровно в полдень' (High Noon). США, отвлекшись на события в Ираке и Иране, охотно поддерживают стремление своего японского союзника стать 'нормальной' страной.

Япония и США сотрудничают в области ПВО, исходя из того, что непосредственная опасность исходит от Северной Кореи, а долгосрочная - от Китая. Вашингтон счастлив видеть, как Токио усиливает и использует свои вооруженные силы для сдерживания растущей военной мощи Китая - например, когда японский флот преследовал китайскую подлодку, заплывшую в ноябре в территориальные воды Японии недалеко от Тайваня.

Таким образом, японский национализм в версии Коидзуми не предполагает изоляционизма. Напротив, японский поиск нормальности и ее готовность утвердиться частично проистекают из ее ранимости, и именно это ощущение опасности побудило Токио усилить связи с США.

И все же те, кого беспокоят ксенофобские подводные течения в новой, 'нормальной', Японии надеются, что после ухода Коидзуми в 2006 к власти придет лидер, более склонный к примирению. Однако учитывая, что своей очереди за кулисами ждут такие политики, как ярко выраженный националист, министр торговли Сеити Накагава (Shoichi Nakagawa), они могут быть разочарованы направлением, которое изберет Япония в будущем. Всего зависит от того, как вы понимаете нормальность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.