Родившийся в 1928 г. в Варшаве, Збигнев Бжезинский - один из величайших американских геостратегов. Бывший советник по национальной безопасности президента-демократа Джимми Картера, сегодня он работает в Центре стратегических и международных исследований (Center fоr Strategic and International Studies). Он написал несколько книг о роли Соединенных Штатов в мире, например, 'Великая шахматная доска' или 'Выбор'.

Означают ли визиты Кондолизы Райс в Париж и президента Буша в Брюссель поворот в трансатлантических отношениях?

- Не думаю, чтобы это был поворот, просто попытка избавиться от взаимного антагонизма и подозрительности, развившихся за последние три года. Надо пройти долгий путь, чтобы добиться искренности и единства стратегических взглядов.

В американской внешней политике нет никаких изменений?

- Я могу отметить изменение стиля, что может стать изменением содержания. Это потребует серьезных усилий с обеих сторон. Для этого необходимо обсудить весь комплекс стратегических проблем, с которыми мы сегодня столкнулись, сформулировать совместные решения и взять на себя совместные обязательства, связанные с выполнением этих решений.

Не сложилось ли у Вас впечатление, что, перед лицом трудностей, с которыми она столкнулась, администрация Буша осознала тот факт, что проще действовать согласованно со своими союзниками?

- Факты вынудили некоторых членов американской администрации круто пересмотреть свои взгляды. Им пришлось постепенно признать существенную разницу между 'перевесом' и 'всемогуществом'. Соединенные Штаты имеют перевес, но они, безусловно, не всемогущи. К сожалению, в последние годы кое-кто в администрации Буша склонны смешивать эти понятия. Сегодня доверие к ним заметно утратилось. Они еще находятся в Белом Доме и министерстве обороны, но их заметно меньше в высших эшелонах Госдепартамента, где Кондолиза Райс создала замечательную команду, одновременно решительную и реалистичную. Очень хотелось бы знать, какой будет ее собственная позиция: останется ли она прежней или изменится? Ответа у меня нет. Колин Пауэлл сумел выбрать только одного человека, работавшего непосредственно с ним над стратегическими вопросами - своего секретаря Ричарда Эрмитейджа. Остальные были неоконсерваторами или карьерными чиновниками. В команде, которую подобрала Райс, есть люди, которые подобно ее заместителю Роберту Зеллику, Дэниэлю Фриду, Николасу Бернсу, Филипу Зеликов, обладают огромным опытом во всем, что касается Европы.

Как вы расцениваете внешнюю политику Франции в течение последних трех лет?

- Она во многом способствовала разногласиям в Атлантическом альянсе. Не было никакой необходимости придерживаться столь негативной политики и осуществлять ее столь формально. Прискорбный разлад в западном мире в большой степени обязан американской односторонности, но также и отсутствию общеевропейской позиции. Мы явились свидетелями общей несогласованности действий Великобритании, Франции и Германии, когда каждая из этих стран двигалась в своем направлении. Британцы нашептывали на ухо Бушу мудрые советы, но публично они его поддерживали на 100%. Французы выражали негативную позицию, подняв очень высоко планку в своем отступничестве, но не приложили ни малейших усилий, чтобы найти серьезную альтернативу американскому подходу, которая могла бы встретить поддержку в Европе. Немцы позволили лозунгам своей внутренней политики диктовать им политику внешнюю. Чтобы пропасть перестала существовать, американцам нужно понять, что у них не будет партнера, если они станут предлагать европейцам участвовать в выполнении решений, а не в их принятии. Но нужно также, чтобы и европейцы поняли, что партнерство вовсе не означает, что совместное принятие решений должно оставлять за американцами право в одиночку нести всю тяжесть их выполнения. Мы должны вместе определить стратегию, но также и нести ответственность за совместные действия.

С момента своего переизбрания Джордж Буш часто использует словосочетание 'Европейский Союз'. Он открыл для себя Европу?

- Должно быть, кто-то давал ему по этому поводу советы. Любой реально мыслящий американец должен признать, что Европейский Союз зарождается и что в долгосрочной перспективе это в интересах Соединенных Штатов. Но также и то, что в течение какого-то времени он не будет единой и сплоченной державой.

Каковы основные препятствия на пути к примирению: Ирак? Иран? Китай? Ближневосточный конфликт?

- Два основных - это Иран и израильско-палестинский конфликт. По иранскому вопросу сближение возможно, однако и американцам, и европейцам придется приложить немалые усилия. Сложность заключается в том, что новая администрация Буша еще не наметила цельную и основанную на достоверных данных политику относительно всего Ближнего Востока. Что касается израильско-палестинского конфликта, европейцы могут сыграть в нем роль лишь в том случае, если они действительно к этому готовы. К сожалению, на Ближнем Востоке любая политика должна быть связана с обязательствами задействовать на месте людские и денежные ресурсы. Европейцы не всегда готовы к прямому вмешательству, когда речь заходит о деньгах и людях.

Европейский Союз тратит немало денег на этот регион, в частности, на восстановление палестинских территорий. . .

- Он помогает Палестинской автономии, но это всего лишь одна из составных частей более широкого подхода к мирному процессу и соглашений, которые должны быть найдены. А все это будет очень дорого стоить.

Збигнев Бжезинский - американский геостратег, бывший советник Джимми Картера

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.