Политический меморандум 361

Когда весь мир в конце 2004 года следил за политическими событиями на Украине, я с изумлением наблюдала, как президент Владимир Путин загонял себя и свою страну в очень неудобный и тесный угол. Тот самый лидер, который умело строил отношения с руководителями европейских стран и после трагедии 11 сентября первым позвонил президенту Джорджу Бушу, чтобы заявить о готовности России помогать в общей борьбе с транснациональным терроризмом, совершил дипломатическую бестактность, публично поддержав одного из кандидатов на выборах в соседней суверенной стране. Что еще хуже, сделав этот шаг, он поставил на кон интересы и авторитет собственного государства. Усугубляя первый просчет, Путин поздравил своего фаворита в президентской гонке с победой, которая была основана на сфальсифицированных результатах и из-за этого аннулирована Верховным Судом Украины. Затем Путин провел в московском аэропорту наспех организованную встречу с уходившим с поста президентом Леонидом Кучмой, чтобы объявить - нет, не о том, что Россия будет уважать любой выбор народа Украины, - а о том, что единственный приемлемый вариант - сохранить у власти то руководство, которое устраивает его.

Такое поведение было скорее сродни советским действиям во время кризисов в Польше и Венгрии в 1956 году, когда кремлевские руководители созвали местных коммунистов, чтобы осуществить интервенцию против народного сопротивления незаконным режимам, поставленным у руля власти Москвой. Но оно никоим образом не подходило искушенному в дипломатии российскому лидеру, который представляет свою страну на саммите Большой Восьмерки, отстаивая право России стоять рядом с самыми сильными мировыми демократиями.

Если еще несколько месяцев назад многие официальные лица в Европе и США были готовы прощать Путину попытки ликвидации экономической и политической оппозиции в России, то политика российского президента на Украине вызвала фундаментальное, хотя и спокойное переосмысление существовавших взглядов на то, насколько искренними являются заявления о стремлении России интегрироваться в мировую систему. Хочет ли он увеличить благосостояние России, чтобы улучшить жизнь граждан страны, или он стремится усилить российскую мощь, дабы распространять ее власть на устаревшую 'сферу влияния'? Если раньше многие в Вашингтоне, Париже и Берлине были готовы верить в первое, то сейчас они все больше убеждаются во втором.

Почему Путин попался на крючок такой саморазрушительной и неэффективной стратегии? Возможно, он все это время лицемерил, скрывая свое стремление к неоимпериализму под маской личного обаяния и знания иностранных языков.

Программа новых подходов к российской безопасности

Хотя это предположение покоряет своей простотой, оно слишком упрощенно. Я думаю, многое говорит о том, что стремление Путина к экономическому росту и мировой интеграции все чаще спотыкалось о мировоззрение, которое основано на постулате о махинациях Запада, стремящегося ослабить и даже расколоть Российскую Федерацию. Во время кризиса на Украине российская пресса была переполнена дикими утверждениями о том, что западные государства финансировали и даже дирижировали кампанией оппозиции и демонстрациями. То, что такие утверждения не имели под собой основания, ничего не значило для российской политики, поскольку в России отсутствуют независимые средства массовой информации и политическая оппозиция, способная бросить вызов взглядам Кремля. В погоне за политической системой, при которой ему никто не сможет противостоять, Путин изолировал себя от независимой информации и свободных идей, которые нужны ему для формирования правильной политики.

Путин попался в яму, которую вырыл сам. Он полагается на маленькую группу вечно подозрительных советников, которые придерживаются мрачных взглядов и полагают, что Россия является объектом кампании Запада, стремящегося ослабить и расчленить страну. Другие советники, которые выступают за экономическое развитие и интеграцию, могут оказывать влияние на Путина и его политику в преддверии саммитов и встреч Большой Восьмерки, а поэтому на таких мероприятиях Путин говорит вещи, которые Запад привык слышать от прагматичного лидера постсоветской эпохи.

Однако в кризисные периоды Кремлем овладевает 'осадный менталитет', который питает его страхи и неправильные представления о причинах уязвимости и трудностей России. Мы наблюдали это после массового убийства в школе Беслана, мы видели это во время кризиса на Украине.

Как Соединенные Штаты при таких обстоятельствах могут справиться с путинской Россией? Поскольку опасливый взгляд России на мир является искренним, американские руководители должны понять, что проблема состоит в закрытой системе принятия решений и в отсутствии стимулирующей информации, способной переломить кремлевское умонастроение. Хотя США ничего не могут сделать для изменения такой системы, президент Буш может многого добиться, если поднимет вопрос о проблеме недостатка информации. В истории мало примеров того, когда личности и личные взаимоотношения лидеров имели значение. Сейчас наступает момент, когда личности и личные взаимоотношения президента Путина и президента Буша могут иметь большое значение. Президент Буш должен напрямую выступить против мифа об американском заговоре. Он должен сказать президенту Путину то, что слышит от своих главных советников и опровергнуть этот миф. Он должен доказать, что опасения России опровергаются фактами. Он должен ясно и доказательно продемонстрировать, что США выступают за реализацию Россией стратегии развития, процветания и безопасности во взаимодействии с Соединенными Штатами и Европой.

На кон поставлено само будущее России. Российская деструктивная политика грозит дальнейшей изоляцией и озлоблением кремлевского руководства, которое испытывает страхи, недостаток информации и отчуждение внешнего мира. Президенту Бушу в Братиславе нужно запустить в действие новую американскую политику в отношении России, такую политику, которая будет неустанно говорить правду о целях США и поддерживать откровенную дискуссию о проблемах и заботах России. Президент Буш должен сказать своему контрпартнеру, что его изоляция идет ему во вред и создает опасность для будущего России. Президент Путин изолировал себя от своих сограждан. Но он должен понять, что реальный путь России к величию и процветанию состоит в том, чтобы прислушиваться к ним.

Селеста Уолландер - директор Российских и Евразийских программ и член попечительского совета Центра Стратегических и Международных Исследований (Center for Strategic and International Studies)

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Последствия украинских выборов ("Center for Strategic and International Studies", США)

Президент России Владимир Путин проводит перемены в правительстве ("National Public Radio", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.