Номер за 23 февраля 2005 года. После переизбрания Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) мир гадает, кто возьмет верх в формировании внешней политики США на второй президентский срок. Сохранят ли свои господствующие позиции идеалисты, которые проповедовали продвижение иракской демократии посредством военного вторжения? Наглый инаугурационный призыв г-на Буша к продвижению свободы во всем мире показал, что именно так и будет.

Однако президент и его новый госсекретарь также не перестают разглагольствовать о дипломатии. Это производит впечатление, что во второй президентский срок, Белый дом, возможно, даст дорогу "реалистам" - тем, кто ставит интересы США выше забот об автократических правительствах, с которыми Вашингтону иногда приходится иметь дело.

Если судить по выступлению президента в Брюсселе в понедельник, игра в "угадайку" закончена. Это ничья. Как он специально пояснил, данный исторический момент требует идеализма и реализма.

Поскольку вооруженные силы США слишком растянуты, и ни в самой Америке, ни за рубежом никто не проявляет желания осуществить смену режима, скажем, в Иране или Сирии, спор, который иногда разгорался между этими двумя лагерями в первый президентский срок, теряет свою актуальность во втором. Борьба за демократические идеалы и прагматичное отношение к ним не являются взаимоисключающими. Фактически, это сочетание имеет большой смысл.

Возьмем Россию, президент которой встречается в Бушем в Словакии в четверг. То, что Москва в последнее время отказывает в свободе средствам массовой информации (СМИ), не признает главенства закона и разделения политической власти, заставляет идеалистов требовать, чтобы Буш делал гораздо больше для продвижения демократии в этой стране. Этот отход даже подтолкнул администрацию США к тому, чтобы пересмотреть свою политику в отношении России.

Интересно отметить, что администрация США решила, по сути, остаться на прежнем курсе, то есть иметь дела с Россией, не обусловливая отношений отменой свертывания демократии. Можно привести сколько угодно практических доводов в пользу того, что было бы ошибкой изолировать Россию. Соединенным Штатам нужна российская помощь в войне с терроризмом, например, и в обуздании распространения ядерного оружия (хотя Москва, кажется, работает против этой цели в том, что касается Ирана и Сирии).

Однако эти практические соображения не должны мешать Соединенным Штатам быть более решительными на демократическом фронте. На этой неделе Буш выступил с самыми жесткими за все время заявлениями относительно российских репрессий, и он обещает поговорить об этом с г-ном Путиным на их саммите.

Когда имеешь дело с Россией, важен баланс: применение в правильном соотношении риторики, глобального, личного и экономического давления для достижения нужных результатов. Да, когда дело касается ядерного Ирана, тут не исключается и использование военного компонента мощи. И все же президент в понедельник подчеркнул, что Иран, где "мы находимся на ранних этапах дипломатии", отличается от Ирака.

Буш на этой неделе говорил о необходимости "поступать мудро и осознанно перед лицом сложных вызовов". Это решительно более филигранный подход, чем в его первый президентский срок, и он уместен.