'Великодушие в политике нередко становится самой настоящей мудростью, а великие империи с маленькими мозгами часто болеют'. Такими словами в свое время предостерегал Эдмунд Берк надменных правителей британской империи.

Наша американская империя страдает от того же недостатка мудрости и избытка высокомерия, которое стоило Георгу III тринадцати его колоний.

Вы только посмотрите, как нынешнее поколение политиков сводит на нет результаты огромной работы Рональда Рейгана. Когда Рейган в 1981 году пришел в Белый Дом, Советский Союз во главе со стареющим диктатором Леонидом Брежневым был 'империей зла', которая простиралась от Эльбы до Берингова моря, а тысячи ее ядерных боеголовок были нацелены на Соединенные Штаты. Красная Армия незадолго до этого оккупировала Афганистан, а Москва создавала свои имперские форпосты на Ближнем Востоке, в Африке, в Карибском бассейне и в Центральной Америке.

Но в тот год, когда Рейган уходил из Белого Дома, советская империя настежь открыла свои тюремные ворота, освободив народы Восточной Европы, а затем мирно самораспустилась, позволив четырнадцати республикам, многими из которых российские цари правили веками, стать свободными и независимыми государствами.

Горбачев, Ельцин и Путин стали стратегическими партнерами американских президентов. Когда коммунизм был изгнан из России, между нами не было идеологических, национальных или территориальных конфликтов, поскольку мы живем на разных континентах, в полушариях, разделенных крупнейшими в мире океанами. Более того, место России среди стран Запада. Как писал Солженицын, матушка Россия стала 'первой порабощенной страной'.

Обе наши страны заинтересованы в создании противовеса развивающемуся и, возможно, лелеющему реваншистские замыслы Китаю. Обе страны заинтересованы в противодействии исламскому фундаментализму, который хочет вытеснить Россию с Кавказа, а США - с Ближнего Востока.

Таким образом, поскольку нет взаимоотношений более важных для безопасности Запада, чем взаимоотношения между Вашингтоном и Москвой, можно впасть в отчаяние, читая статью на первой странице 'The Washington Times' под заголовком 'Сенаторы хотят ввести санкции против России, заявляя, что Путин ведет себя по-диктаторски'.

Кто эти сенаторы? Это все те же братья-близнецы Джо Либерман и Джон Маккейн, защитники и надзиратели за глобальной демократией. Они хотят ввести санкции против Путина, заставив промышленно развитые страны-члены Большой Восьмерки приостановить членство в этой группе России, что само по себе было бы оскорблением и унижением.

Какие же преступления числятся за Путиным? Говорит Маккейн: 'Путин принял решение об отмене выборов 89 российских региональных губернаторов, он преследует независимые средства массовой информации, продолжает репрессии против руководителей бизнеса, выступающих против его правительства, и восстанавливает старый централизованный контроль Кремля'. Он продолжает: 'Переворот уже перестал быть ползучим - он несется во весь опор'.

Возникает вопрос: почему все эти внутренние дела российской республики так волнуют Джона Маккейна? Путин - всенародно избранный президент России. А кто уполномочивал Маккейна творить что-либо за пределами его родной Аризоны?

Во время Гражданской войны Линкольн блокировал порты южан без одобрения Конгресса, отменял судебные предписания о доставке арестованного в суд, направлял войска для предотвращения свободных выборов в Мэриленде, пытался арестовать председателя верховного суда Роджера Тейни, закрывал газеты, расстреливал бунтовщиков на улицах Нью-Йорка и превратил себя в диктатора Союза. Но это никак не касалось членов британской Палаты Лордов.

Что мы, американцы, возомнили о себе?

Не наше дело - будут избирать или назначать губернаторов в России. А если говорить об аресте олигарха Михаила Ходорковского или любого другого из этой шайки воров, нас это должно касаться не больше, чем решение Рузвельта о разгоне трестов, захват Трумэном угольных шахт или взятие Бушем под стражу Марты Стюарт (владелица одной из крупнейших в США медиа-империй обвиненная в незаконных операциях с ценными бумагами - прим. пер.) касалось или касается России. А если говорить о 'диктаторском' стиле правления Путина, сможет ли сенатор Маккейн вспомнить, когда российские правители руководили страной по-другому?

Почему Маккейн и Либерман поносят Россию, а не Китай? Ведь, в конце концов, Путина избирали, а Ху Цзиньтао нет. У России есть избираемые законодательные органы власти и оппозиционные партии. А в Китае и не было никогда свободных выборов.

У россиян есть свобода вероисповедания. А Китай преследует христиан. Россия не угрожает ни одному союзнику США. Китай же угрожает Тайваню. В одном из последних выпусков журнала 'Parade' был опубликован список десяти самых худших диктаторов мира на основании ситуации с нарушением прав человека. Ху Цзиньтао был в этом списке четвертым сверху. О Путине там даже не упомянули.

_______________________________________________________________

Избранные сочинения Патрика Бьюкенена на ИноСМИ.Ru

Кто в Америке делает российскую политику? ("Antiwar.com", США)

Что мы делаем на Украине? ("Antiwar.com", США)