Наверное, немалому числу высоких сановников американская судья Летиция Кларк (Letitia Clark) обеспечила спокойный и здоровый сон, когда отказала "ЮКОСу" в праве добиваться признания компании несостоятельной на территории и под защитой законодательства США. Множество западных инвесторов, ошибочно полагавших, что самая крупная и самая прогрессивная российская компания, которую они в течение долгого времени поддерживали, представляет новую Россию, наоборот, уснули с трудом. И тем не менее Летиция Кларк сделала все правильно.

Любой, кто уважает основные законы частной собственности, не может не осудить захват государством ключевого Юганского месторождения "ЮКОСа", целью которого ставилось уничтожение компании. Те, кто думал, что Россия при правлении Владимира Путина будет уважать закон, не могут без ужаса смотреть на то, как преследуют основателя "ЮКОСа" Михаила Ходорковского, который слишком много знал и слишком многого хотел.

Однако при всем при этом не менее ясно, что, как и утверждали в хьюстонском суде представители Deutsche Bank, со второй попытки судья поняла, в чем здесь суть. Коммерческие и юридические последствия признания штата Техас территорией, на которой могут решаться дела компании, основанной, базирующейся и ведущей подавляющее большинство профильных деловых операций в России, могли бы быть весьма тревожными.

"ЮКОС" хотел получить защиту от своих кредиторов, чтобы не дать отторгнуть от себя в качестве уплаты неизвестно как начисленной налоговой задолженности свои главные активы, но 'Юганск' все равно продали государственной газовой компании 'Роснефть'. Если бы техасский суд все же оставил "ЮКОС" под своей защитой, президент России Владимир Путин не смог бы слить вместе 'Роснефть', 'Юганск' и 'Газпром'. В результате такого слияния теперь может образоваться предприятие, которое многие называют крупнейшей в мире нефтегазовой компанией.

С другой стороны, если бы противостояние продолжалось, то западные компании, а также банки, технические специалисты и консультанты не смогли бы сыграть в развитии России настолько серьезную роль, насколько Путин готов был бы им позволить.

Кроме всего прочего, такая исключительная ситуация, когда фактически хвост вертит собакой, совершенно сбила бы с колеи российско-американские отношения. Также показательный пример судебной экстерриториальности оставил бы мало надежд на лучшее будущее и западным компаниям, всеми силами стремящихся не допустить, чтобы рука американской Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission) добиралась в любой уголок земного шара.

Конечно, важнейшую роль здесь сыграла политическая любовь между президентами Бушем и Путиным, но вряд ли цель в данном случае оправдывает средства.

Главный акционер "ЮКОСа" 'Менатеп' теперь, похоже, пытается подойти к делу с другой, более выигрышной для него стороны - он подает в суд, ссылаясь на Европейскую энергетическую хартию (European Energy Charter), направленную на защиту международных инвестиций. Правда, учитывая зависимость Западной Европы от поставок российского газа, и это нападение, скорее всего, будет с успехом отбито.