Еще вместе на трибуне, но в душе уже давно порознь. Мужская дружба охладевает. Джордж Буш и Владимир Путин стали чужими друг для друга. Что произошло? Каждый, кто берется защищать идеалы, становится уязвимым. Бескорыстных поступков не бывает. Миром правят интересы. Сначала утоли голод, а лишь затем думай о морали. Такой призыв слышит каждый, кто отважится читать проповеди о ценностях. Буш также не стал исключением. Его риторика о свободе отталкивает многих. Ее считают пустой и даже лицемерной. Лжепророку не пристало говорить об истине.

Мало что изменило и европейское турне президента США. Тот, кто несет ответственность за Гуантамо, Абу-Грейб и войну в Ираке, не имеет права рассуждать о свободе, демократии и правах человека. Строгая и странная логика. Если ее придерживаться, немцам после Холокоста следует замолкнуть навечно, так же как и католическим священникам после инквизиции, сожжения ведьм и растления детей. Правильно ли это? Нет беспорочных стран, правительств и организаций. И уже поэтому навешивание общих ярлыков не оправдано. Судить следует не по поступкам прошлым, а по поступкам сегодняшним.

В своей инаугурационной речи главной задачей Буш назвал распространение свободы. Скептики называют это заявление двуликим. Буш демонстративно радуется выборам на Украине, Афганистане и Ираке, громко заявляя о своих заслугах, при этом правительство США без всякого стеснения строит союзнические отношения с целым рядом автократических режимов, начиная от Пакистана и Египта и заканчивая Саудовской Аравией. Президенту России Владимиру Путину, которого Буш объявил свой родственной душой, также позволено без всякой критики продолжать свертывать демократию. Встреча Путина и Буша в Братиславе в четверг показала, насколько серьезны намерения президента США. Реальна ли его задача? Тон был дружелюбным, но жестким. Призывы Буша соблюдать нормы демократии достигли границ дипломатической невежливости. Путин даже был вынужден заявить о своей приверженности демократии. Это стало его признанием - обычно подчеркивают то, что уже не является само собой разумеющимся. Уже в Брюсселе, в самом начале своего визита, Буш призывал европейцев сделать демократические реформы главной темой их диалога с Москвой. Яснее и быть не может.

Американская политика по отношению к России изменится не сразу. В Конгрессе уже давно растет недовольство Москвой. Организация "Международная амнистия" (Amnesty International) и неоконсервативное издание 'The Weekly Standard' обратились к Бушу перед его поездкой с призывом прочесть Путину мораль. И президенту Бушу следует быть готовым к тому, что его будут ловить на слове. Неважно, верит ли он сам в свои декларации. Важно то, что мир услышал их, и теперь эти декларации приобрели собственную динамику.

Сегодня Москва, завтра Эр-Рияд, послезавтра Дамаск, Исламабад и Каир. Теперь Белый Дом можно будет по каждому из этих вопросов вывести на чистую воду. Так как нельзя безнаказанно возглавлять движение, которое сам не поддерживаешь. На трезвый взгляд европейцев Буш слишком часто использует слово 'свобода'. Но с другой стороны возникает вопрос, почему Герхард Шредер, выступая на конференции по безопасности в Мюнхене, ни разу не завел о ней речь, а говорил лишь о стабильности.

Сейчас свобода пользуется популярностью, как на словах, так и на практике. Это хорошо. Америка серьезно воспринимает своего президента. Это разумно. А мы? Ясно одно: следующая встреча Шредера с Путиным будет внимательно отслеживаться, и ее результаты будут сравниваться с Братиславой.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Прохладный мир ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Откровенный разговор об отходе от демократии в России ("The Economist", Великобритания)

Буш и Путин: Быстрая кончина дружбы ("Stern", Германия)

Урок учителя Буша ученику Путину ("Le Temps", Швейцария)

Партнер Россия ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Путин обыгрывает Буша. Или. . . нет? ("New York Post", США)

Задушевные друзья? Вряд ли ("Khaleej Times", Объединенные Арабские Эмираты)

'Правильный подход к Кремлю - европейский' ("Corriere Della Sera", Италия)

Решительность в отношении России ("The Washington Times", США)

Путин выглядел униженным рядом с Бушем ("United Press International", США)

Буш-Путин: Справедливая критика ("The Guardian", Великобритания)

Познание души Путина ("The Times", Великобритания)

Путину лишь остается проглотить критику Буша("Handelsblatt", Германия)

Путин перестает улыбаться после лекции Буша о демократии ("The Independent", Великобритания)

Буш - Путин: дух холодной войны ("Le Figaro", Франция)

Братислава: Партнеры по разногласиям ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Путин отрицает возврат к тоталитаризму ("The Washington Post", США)

Братислава: Великолепный бросок ("Die Welt", Германия)

Противостоять сползанию России к авторитаризму ("The Independent", Великобритания)

Что еще ждет Путина? ("Nederlands Dagblad", Голландия)

Арсеналы тирании ("The Washington Times", США)

Гнев Путина: 'Они хотят изолировать нас' ("La Repubblica", Италия)

Многоликий Путин ("Newsweek", США)

'Апельсинчики - не мед' для Владимира Путина ("The Times", Великобритания)

Как разгадать 'загадочного Путина' ("U.S.News", США)

Как нужно вести дела с Путиным ("The Weekly Standard", США)

Оставьте в покое Путина! ("The Wall Street Journal", США)

Если Россия и представляет собой опасность, то из-за своей слабости ("NRC Handelsblad", Голландия)

Демократия в России ("The Weekly Standard", США)

Россия: От доктрины Синатры к доктрине Путина ("Spiegel", Германия)

Майкл Макфол: Истинные друзья и враги России ("The Moscow Times", Россия)