Во время предвыборной кампании 2004 года говорили, что если бы победил Джон Керри (John Kerry), давний член комитета Сената по международным отношениям, он стал бы своим собственным госсекретарем.

Керри проиграл, но предсказание в какой-то степени сбылось. Европейское турне Джорджа Буша, в котором президент встретился с 33 главами государства и правительства, подтвердило не только его власть над внешней политикой США, но и желание управлять американской дипломатией во время второго срока.

Фактически Буш взял на себя ответственность за российское досье.

Проведя в четверг в Братиславском Граде встречу с Владимиром Путиным, которая длилась более часа и на которой говорилось об обеспокоенности США состоянием российской демократии, Буш взял личную ответственность за американо-российские отношения.

До этого посредником между Белым домом и Кремлем считалась Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), эксперт по Советскому Союзу, бывший доверенный советник Буша по национальной безопасности, а теперь его новый госсекретарь.

Но в четверг ее не было в зале, где Буш и Путин с глазу на глаз обсуждали самые щекотливые вопросы отношений Вашингтона и Москвы - 'ЮКОС', Чечню, свободу прессы, централизацию власти, поставки оружия в Сирию, ситуацию с Северной Кореей и ядерными амбициями Ирана. На переговорах присутствовали только переводчики.

Еще более неоднозначную реакцию вызвало то, что Буш начал играть непосредственную роль в переговорах с европейцами по поводу Ирана.

После встречи Буша с Герхардом Шредером (Gerhard Schroder) в Майнце в среду президент и его советник по национальной безопасности Стивен Хэдли (Stephen Hadley) дали понять, что готовы рассмотреть возможность сотрудничества с 'европейской тройкой' - Францией, Германией и Великобританией - для сдерживания ядерных амбиций Тегерана.

По словам Хэдли, Буш вернется из европейского турне и 'подумает' о подходе 'тройки ЕС'.

Сотрудники Белого дома указывают, что Буш добился публичных заявление Шредера, Путина и президента Франции (Жака Ширака) о том, что те не потерпят ядерный Иран, а за закрытыми дверьми они обсудили 'последствия' для Тегерана, если тот продолжит работу над программой ядерного оружия.

Речь Буша в начале недели также стала попыткой президента поставить точку в спорах внутри администрации.

Высказавшись в защиту 'сильной Европы' в Брюсселе, где расположено правительство ЕС, Буш выступил на стороне реалистов и против неоконсерваторов, склонных относиться к интегрированной Европе с подозрением.

Разумеется, борьба за влияние между этими мощными силами продолжится.

Но после недельной дипломатической увертюры Буша в Европе уже не остается сомнений в том, кто здесь дирижер.