Братиславский саммит между бэби Бушем и русским царем Путиным оказался для американского президента удачнее, чем его переговоры с прежними союзниками из 'старой Европы', проходившие в атмосфере дипломатической сердечности, но не ознаменовавшиеся никакими существенными изменениями, что была вынуждена констатировать британская 'The Daily Telegraph' (номер от 25 февраля).

Головокружительное падение Соединенных Штатов определяется не столько не выдающимися результатами европейского турне Буша, сколько бросающимся в глаза снижением их значимости в 'американском' полушарии: особенно, в Канаде и Венесуэле, руководители которых верно истолковали суть переживаемого планетой переходного периода к новому многополюсному - а, вернее, шестиполюсному - миропорядку.

Канада, которая для Соединенных Штатов является тем же, чем Украина для России, нанесла два серьезных удара по находящемуся в состоянии серьезного упадка одностороннему бушизму. Первым ударом стало заключение выдающегося соглашения в области энергетики с Китаем, что заставило Буша исполнить жалобную лебединую песню о 'нашем самом важном северном соседе' (Маршалл Ауэрбэк [Marshall Auerback], 'Asia Times', 25 февраля). Вторым ударом стал отказ от участия в создании противоракетного щита.

Подобная позиция Канады, в годы холодной войны входившей в состав NORAD (Северо-Американское командование аэрокосмической обороны), немаловажна. Таким образом США демонстрируют вызывающую обеспокоенность пробоину в защитной системе Северного полюса, в то время как плеяда стран близких к полюсу Южному выходит из-под пагубного неолиберального влияния англосаксонской оси. Доказательством тому стало экономическое избавление Аргентины, только что вырвавшейся из ипотечных когтей финансистов-стервятников.

В этой ситуации Венесуэла ('Кошмар второй Кубы для США', как пишет в своей статье от 25 февраля 'The Economist'), по-прежнему являющаяся основным поставщиком нефти Соединенным Штатам в 'американском' полушарии, сделала несколько опасных для Вашингтона шагов в направлении трех членов будущего шестиполюсного мира. России (приобретение оружия), Китая (заключение соглашений в нефтяной области, что можно расценивать как мат монополии клептократии техасских нефтяных компаний) и Бразилии (заключение стратегического многостороннего союза по созданию ядра новой латиноамериканской нации).

Успехи односторонней политики бушистов в Центральной Европе, на Кавказе, Украине, в большей части африканских стран и в некоторых регионах Ближнего Востока не способны компенсировать стратегическое поражение в Ираке, за которое США приходится сполна расплачиваться с планетой. Мир заставил перейти в оборону доллароцентрическую модель Америки - один из основных столпов их глобального могущества. Одного лишь (сделанного во время европейского турне Буша) заявления Центробанка Южной Кореи о планах по диверсификации своих долларовых резервов (более 200 миллиардов долларов, четвертый в списке самых крупных держателей американской валюты в Азии) вызвал панику на бирже, отреагировавшей повышением котировок евро, золота, серебра и нефти ('Уязвимость США оказалась налицо', 'The Economist', номер от 25 февраля).

Главный редактор журнала 'The Globalist' Стивен Рихтер (Stephen Richter), полагает, что визит 2005 года Буша в Европу разворачивался в контексте многополярного мира (25 февраля). 'У многих уйдет достаточно времени на осознание этого, а кто-то, по мере сил, будет пытаться сопротивляться этому вечно'. Крайне жестко настроенный Рихтер указывает, что 'в прошлом Германия, Франция, Россия, Япония и Китай уже поняли, что лишившись репутации заслуживающего доверия международного лидера, восстановить ее будет очень сложно' ('Буш в Европе: конец его главенствующего положения', 'The Globalist', 21 февраля). Вполне оправданно сенатор-демократ и эксперт в области международной политики Джозеф Биден (Joseph Biden) во время телевизионных дебатов задел Конди Райс (Condi Rice), заявив, что он 'не понимает нашей (американской) внешней политики' ('De Defensa', 25 февраля).

Бывший советник Клинтона (Clinton) Сидни Блументаль (Sydney Blumenthal) исследует европейское поражение Буша в своей статье 'Заблудившийся в Европе' ('The Guardian', 25 февраля): 'Внешняя политика Буша зашла в тупик, но он отказывается признавать затруднения'. Блументаль утверждает, что европейская дипломатия 'загнала в угол' Буша, 'который не знает, что ему делать' в отношении Ирана и России. 'В последний момент он спас саммит с Владимиром Путиным, отказывающимся смягчить свои авторитарные замашки, предприняв шаг к охране российского плутония, который может быть использован для создания ядерного оружия. Переговоры по этой программе вел Билл Клинтон (Bill Clinton), но Буш перестал ее игнорировать всего две недели назад'. Не сумев разобраться ни по одному из вопросов с воспитанной 'старой Европой', бэби Бушу не оставалось ничего иного, кроме как отступить от многих существенных тем в переговорах с Россией.

Оставив в стороне театральный реприманд Буша по поводу демократического паралича царя Путина, в обмен на что американский президент решил оказать поддержку вступлению России в ВТО (не считая погребения компании Михаила Ходорковского, члена 'Carlyle Group')? Американская судья Летиция Кларк (Leticia Clark) отклонила иск о банкротстве, поданный (необычным, экстра-территориальным образом) в хьюстонский суд бывшими владельцами нефтяной компании 'ЮКОС'.

'The Moscow News' (25 февраля) слишком щепетильно подмечает, что решение по делу, 'грозившему новым расколом в отношениях между США и Россией', было принято 'через два часа' (внимание!) после встречи в Братиславе. Кремль 'стремится установить государственный контроль над энергетическими ресурсами, распроданными во время хаотичной приватизации девяностых'. Какой же, должно быть, голод испытывают США - голод геостратегический, энергетический и дипломатический, - если Бушу пришлось переварить ренационализацию российской нефтяной компании? Путин работает с трепещущими фактами, перелагая рекламную болтовню на плечи Буша.

'The New York Times' и 'Правда' (25 февраля), каждое издание со своей стороны, приходят к общему мнению, что на братиславском саммите между Путиным и Бушем было больше позитивных, чем негативных моментов. Обозреватель 'Правды' Тимоти Бэнкрофт-Хинчи (Timothy Bancroft- Hinchey) отмечает, что встреча была позитивной 'по тем вопросам, по которым у Вашингтона сложились напряженные отношения с мировым сообществом'. На всем пространстве Евразии мало кто из стратегов не замечает плачевную изоляцию США на международной арене.

Параллельно председатель комитета Госдумы России по международным делам Константин Косачев приветствовал результаты саммита в Братиславе, который, несмотря на разногласия, выявил такие 'общие интересы', как стратегическую стабильность, нераспространение оружия массового поражения, борьба с терроризмом, энергетический диалог и урегулирование региональных конфликтов, а, кроме того, 'тесное сотрудничество по разрешению ситуации с Северной Кореей и Ближним Востоком'.

Прошедшая неделя оказалась не слишком успешной для бушинианского унилатерализма, которому пришлось прибегнуть к фиговому листку 'демократии', чтобы скрыть наготы американского императора, оставшегося без своего геополитического облачения. Упоминаемая бушистами 'демократия' - классический пример антиномии (противоречия между двумя противоположными положениями, одинаково строго доказуемыми). Примером тому служит, как 'домашний тоталитаризм' ('The Patriotic Act' и 'Полная информационная осведомленность' [TIA]), так и 'заморский тоталитаризм', наносящий тройной удар: по Женевской Конвенции, по Международному Уголовному Суду и по Киотскому протоколу о защите окружающей среды, к которому уже присоединилось подавляющее большинство жителей биосферы. Можно даже не упоминать о махинациях на выборах во Флориде, благодаря которым Буш незаконным образом стал президентом, и всевозможные нарушения международных законодательных актов - нелегальная оккупация Ирака. Так как же унилатерализм бушистов, приверженный к двойному - домашнему и чужеземному - тоталитаризму, может говорить о демократии и, что еще хуже, претендовать на моральное правление миром?

Сайт 'Xymphora' (20 февраля) саркастически клеймит 'информационную империю' США: 'американская империя - единственная, основывающаяся не на военной мощи - Соединенные Штаты проигрывают все развязанные ими войны - и не на экономическом могуществе - расшатанная экономика этой страны полностью зависит от проявлений доброй воли ее кредиторов, - а от рекламы средств массовой информации, от своего имиджа как империи. Учитывая, что Америка - империя лишь из-за убеждения людей будто она ею является, падение ее будет внезапным, лишь только все поймут, что американская империя, в действительности, горка шелухи'. Остается посмотреть, что предпримут по-прежнему всемогущие американские СМИ без своей доллароцентрической империи, когда остальные пять членов шестиполюсного мира (ЕС, Россия, Китай, Индия и Бразилия) станут конкурировать с ними в распространении информации по всей планете.