'Единственная граница, которая отделяет Европейский Союз, - это граница демократии и прав человека'. Так выразился Совет Европы в 2001 году в Лаакенской декларации о будущем Союза, напомнив о своей приверженности основным ценностям либеральной демократии, провозглашенным еще на Копенгагенском саммите в 1978 году, к которым с тех пор он постоянно возвращался, как в Маастрихтском договоре и в Амстердамском договоре, так и в соглашении по Европейской Конституции, подписанном в Риме 29 октября 2004 года. Статья 1-58 'конституционного' договора действительно гласит, что Союз открыт для всех государств Европы, уважающих эти ценности.

Ни один изданный сообществом официальный документ не имел случая определить географическую границу Европы и, в частности, затронуть деликатный вопрос о ее восточных границах. Никогда речь даже не заходила о том, чтобы дать определение Европе с точки зрения культуры, как нас тому учит история. И все же на континенте существует линия раздела между христианскими народами Запада и православными и мусульманами, возникновение которой можно отнести к распаду Римской империи в IV веке и созданию Священной Римской империи в X веке.

Эта культурная граница, проходя с севера на юг, отделяет Финляндию и балтийские государства от России, делит надвое Белоруссию, Украину и Румынию и спускается до самых Балкан, где она совпадает с исторической границей между Австро-венгерской и Оттоманской империей (см. карту, воспроизведенную Сэмюэлем П. Хантингтоном в 'Столкновении цивилизаций').

Предпочитая определяться при помощи ценностей, значение которых всемирно, Европейский Союз признает, что его границы открыты и что любое государство, принявшее их и обязующееся их проповедовать, может, если захочет, вступить в него. Разве бывший председатель Еврокомиссии Романо Проди не заявил 28 февраля 2002 года во время инаугурационного заседания Конвенции по будущему Европы, что ЕС является 'единственной конкретной попыткой осуществить демократическую глобализацию'? При таких условиях совершенно не исключено, что Союз 25 включит в себя и другие страны, особенно те, которые являются членами Совета Европы. Среди них фигурируют Азербайджан, Российская Федерация, Турция и Украина. А потом, в долгосрочной перспективе, такие страны как Израиль, страны Северной Африки и даже Ирак, в котором воцарятся мир и демократия.

Отсутствие четко определенной территории не предвещает ничего хорошего для того, чтобы расценивать Европейский Союз как государство. Классически, современное государство старается зафиксировать пространственные границы своего суверенитета и создает точную карту своих границ. Во Франции только при Людовике XIV были опубликованы подробные карты королевства. Но в современной Европе ничего подобного не заметно.

Профессор государственного права в университете города Анже (Angers), соавтор Анны Пайно (Anne Paynot) в написании статьи 'Стремится ли Европейский Союз стать государством?'.