Как образно заявил вчера бывший министр обороны США Уильям Перри в присутствии американских войск в Ираке есть "проблема яйца и курицы".

"Есть некая проблема "яйца и курицы", - сказал он, - так как я уверен, что наше присутствие в Ираке создает большие проблемы. Поэтому необходимо пробыть там настолько столько, чтобы помочь созданию сил безопасности и в то же время, не настолько долго, чтобы не стать частью проблем".

Теоретически в выводах бывшего министра эпохи Клинтона есть немало правды, беда лишь в том, что его теория никак не согласуется с практикой. Во-первых, пребывание американцев в Иране стало 'частью проблемы' с первого же дня их вступления на иракскую землю, во-вторых, курица, от которой часть иракцев действительно ждала неких 'золотых яиц', пока поставляет в основном битые яйца.

Одно из многочисленных свидетельств тому недавний взрыв в Багдаде, унесший жизни более ста будущих иракских полицейских - основу тех самых сил безопасности, которые и должны теоретически заменить американцев и обеспечить на этой земле порядок, мир и демократию.

Спорны и заявления одного из крупнейших западных политологов Збигнева Бжезинского. Как известно, он мудро выступал против войны в Ираке, поскольку предвидел многие трудности, с которыми столкнутся там американцы, но теперь считает, что, несмотря на 'высокую цену', США обязаны покинуть эту страну победителями. По мнению Бжезинского, исход иракской кампании для США не станет таким же моральным поражением, как война во Вьетнаме. Ирак, действительно, не Вьетнам, да и эпоха на улице уже иная. И противник не тот, так что в военном проигрыше США не заинтересованы даже в России.

А вот что касается 'морального поражения', то его США уже потерпели. Если это не до всех дошло еще в самой Америке, то это вовсе не значит, что этого не понимает практически весь остальной мир. Не политические лидеры, у которых с Белым Домом особые отношения, а обычный мир людей. Вьетнам и Ирак во многом роднит телевизионная картинка, которая показывает иракскую операцию США, названную, как и в прошлый раз 'войной за демократию' столь же грязной и антигуманной, что и тогда во Вьетнаме. Варварские бомбардировки Эль Фаллуджи с ее святынями с моральной точки зрения ничем не лучше бомбардировок средиземноморского Дубровника. А за это, между прочим, судят. Трупы детей на улицах Ирака ничем не отличаются от трупов вьетнамских детей. Так что с моралью у 'оплота демократии' все так же плохо, как и раньше. Лучше просто о политике.

"Победит тот, кто скажет, что он уничтожит сопротивление без участия американцев, - отметил Бжезинский. - Вопрос состоит в том, будем ли мы настолько умны, чтобы уйти". Верно, но то же, кажется, лишь теоретически. На практике желающих произнести вслух эту ключевую фразу, почти нет. И уж совсем мало тех, кому можно поверить. По словам бывшего советника Пентагона Майкла Рубина, мнение иракцев относительно присутствия в стране иностранных войск противоречиво. "Если вы спросите иракцев, хотят ли они присутствия американцев в стране, они скажут, что нет, если спросите их, хотят ли они, чтобы американцы ушли, они также ответят отрицательно".

Чего же они хотят? 'Иракцы, по словам Рубина, хотят, чтобы американцы остались, но не хотят, чтобы они маячили перед глазами. Они не хотят, чтобы они ездили по городам и шоссе. Они хотят, чтобы войска охраняли границы, чтобы никто не мог проникнуть в страну".

А вот это уже, похоже, на чистую правду. Завоеванную американцами территорию, верные им иракцы удержать в ближайшее время, к сожалению, самостоятельно не смогут. Таким образом, перед США лишь два варианта. Первый: 'перестать маячить перед глазами у иракцев', но остаться в стране даже после выборов в иракский парламент, которые пройдут в декабре 2005 года. Намертво перекрыть для международного терроризма границу и тщательно, терпеливо готовить силы безопасности нового Ирака. Столько, сколько нужно.

И второй вариант: громогласно объявить о своей победе и уйти из Ирака, предоставив его своей судьбе. Учитывая нынешнюю слабость иракской демократии и собственных сил безопасности, de facto это будет означать сдачу позиции. Которую, боюсь, в самый короткий срок займут далеко не те лица, что понравятся американцам.

А это уже не только моральное, но и самое настоящее военное поражение.