Джеймс Холмс, старший исследователь Центра международной торговли и безопасности при университете штата Джорджия, был одним из редакторов книги "Nuclear Security Culture: The Case of Russia" (Культура ядерной безопасности: пример России)

3 марта 2005 года. Двадцать четвертого февраля президент Буш (George W. Bush) и российский президент Владимир Путин встречались в Братиславе, Словакия, чтобы обсудить целый ряд вопросов. Вопреки предсказаниям, что они ничего существенного не достигнут, два президента подписали соглашение о ядерной безопасности. Они взяли на себя обязательство "уделять повышенное внимание 'культуре безопасности' в наших странах, включая выращивание дисциплинированных, хорошо подготовленных и ответственных хранителей и охранников (ядерного оружия), а также внедрение полностью используемых и поддерживаемых в хорошем техническом состоянии систем безопасности". Назвать это желательным шагом значит недооценить важность данного дела. Для того чтобы предотвратить ядерный терроризм у себя в стране, американские лидеры должны обратить свое внимание на заграницу, в особенности на Россию, страну, в которой полным полно материалов и возможностей для изготовления ядерных боеприпасов.

Россия унаследовала от Советского Союза обширную сеть атомных электростанций (АЭС), заводов по производству ядерного оружия и складов ядерного оружия. В силу наличия серьезных недостатков в системах безопасности на этих объектах Россия может, сама того не ведая, снабдить террористов средствами для осуществления ядерного нападения.

Столкнувшись с необходимостью решать эту проблему, администрация и конгресс США должны воспротивиться обычному для Америки искушению просто "отвалить деньги и материальные ресурсы" для того, чтобы справиться с неприятной для них проблемой. Они должны держать под постоянным пристальным вниманием человеческий элемент безопасности.

Угрозы от плохо охраняемого ядерного оружия - ядерных боеприпасов и материалов, которые не обеспечены надежной защитой от воровства - хорошо известны. Действительно, дальновидные американские лидеры начали решать проблему плохо охраняемого ядерного оружия уже вскоре после распада Советского Союза.

К примеру, предложенная (американскими сенаторами) Нанном и Лугаром "Совместная российско-американская программа по уменьшению ядерной опасности" (The Nunn-Lugar Cooperative Threat Reduction Program), предназначавшаяся для уменьшения вероятности распространения ядерного оружия, профинансировала демонтаж многих тысяч ядерных боеприпасов. Сотни тонн делящихся материалов - из которых могут быть изготовлены новые тысячи ядерных боеприпасов - были защищены от нападения извне или воровства. Да, конечно, в этом помогли профинансированные Соединенными Штатами ограждения, системы тревожной сигнализации и камеры видеонаблюдения.

Но технических усовершенствований самих по себе недостаточно. Создание опытных, мотивированных кадров для работы на ядерных объектах, которые должны будут использовать технические средства безопасности, не менее, а быть может и более важно, чем сами технические средства безопасности. Люди, а не машины, обеспечивают безопасность.

И вот тут-то американская политика оказывается не на высоте. Несмотря на все достижения, программа Нанна-Лугара почти не уделяет внимания проблеме воровства и нарушения правил безопасности на ядерных объектах, которые могут совершать технические специалисты или охранники. Также в программе ничего не сказано о проблеме простой халатности.

Короче, ныне оказываемая Соединенными Штатами помощь не принимает во внимание стержневой "человеческий" фактор безопасности. Хорошая безопасность на 20% зависит от техники и на 80% - от людей, говорит генерал Юджин Хабигер (Eugene Habiger), в прошлом командующий стратегическими ядерными силами (СЯС) США. Тревожным является то, что посещающие российские ядерные объекты сотрудники Главного бюджетно-контрольного управления США (U.S. General Accountability Office) сообщают о том, что видели, как охранники отключают системы тревожной сигнализации, пропускают людей в запретные зоны без должной проверки или отключают питание критически важных систем в целях экономии денег.

Проблем великое множество. Воровство и несоблюдение правил безопасности являются широко распространенными явлениями в этой атмосфере всеобщего благодушия.

Это недостатки не оборудования, но культуры персонала. Работники, которые сомневаются в ценности мер предосторожности или не понимают, что эти меры предосторожности служат более высоким целям нации, склонны проявлять небрежность.

Что еще хуже, сохраняющиеся экономические беды Россия создают финансовые побудительные мотивы к тому, чтобы обнищавшие работники воровали и продавали материалы, имеющие касательство к изготовлению ядерных боеприпасов. Работник ядерного объекта может ставить благосостояние собственной семьи над безопасностью и в силу этого помогать террористическим группам.

Таким образом, соглашение между Бушем и Путиным было правильным. Теперь правительства США и России должны выполнить совместную волю двух президентов.

Для того чтобы бороться с недостатками, возникающими по причине "человеческой слабости", администрация Буша должна, прежде всего, работать с конгрессом, чтобы расширить сферу применения закона Нанна-Лугара, включив в программу меры, которые способствуют повышению "культуры безопасности" в российском ядерном комплексе.

Второе, администрация должна работать с руководством России, чтобы развивать культуру, которая наделяет менеджеров, технических специалистов и охранников не только техническим умением, но также и корпоративным духом, чувством профессиональной ответственности, дисциплиной выполнения правил и способностью импровизировать, когда случаются непредвиденные обстоятельства (а они обязательно будут случаться, если учесть ограничения человеческого предвидения).

Третье, теперь, когда Москва, кажется, согласилась с важностью культуры безопасности, Вашингтон должен поставлять ресурсы и уделять постоянное внимание, чтобы распространить эти идеалы во всем ядерном секторе России. Добиться, чтобы персонал ядерных объектов проникся важностью ядерной безопасности - это для руководства вызов первого порядка.

Россия должна перестроить свою профессиональную культуру, и ей нужна помощь Америки. Если мы ее не окажем, то поплатимся безопасностью обеих стран.