Это было традиционное распределение ролей: наблюдатели за выборами от СНГ не нашли после парламентских выборов, состоявшихся в прошедшие выходные в Киргизии и в Таджикистане, ничего, что можно было бы подвергнуть критике. Напротив, их коллеги из Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) пришли в целом к выводу, что выборы не отвечали демократическим нормам: кандидатам от оппозиции отказывали по необоснованным причинам в регистрации, голоса избирателей покупались, средства массовой информации были заблокированы, проведение собраний запрещено.

Продолжения революции, начатой в Грузии и на Украине, пока не последовало. В Таджикистане Национал-демократическая партия авторитарного президента Эмомали Рахмонова, получившего благодаря изменениям в конституции право оставаться президентом до 2020 года, собрала, словно по заказу, 80 процентов голосов избирателей. При этом сомнения вызывает уже объявленный показатель явки избирателей, он составил 88 процентов при условии, что из трех миллионов таджиков, имеющих право голоса, более одного миллиона находятся в качестве гастарбайтеров за пределами страны.

В Киргизстане результаты выборов все же несколько пестрее. Разумеется, были избраны многочисленные союзники и родственники президента Аскара Акаева, однако они не имели преобладающей поддержки, так что в 44 из 75 избирательных округов 13 марта придется проводить второй тур голосования. В том числе в округе, где баллотировалась дочь Акаева Бермет, хотя ее конкурентке, лидеру оппозиции Розе Отунбаевой, отказали там в регистрации.

Именно эта недостаточная поддержка, оказанная семье президента, вселяет в оппозицию надежду на политические изменения еще в этом году - внимание приковано к президентским выборам, намеченным на октябрь, - причем прогнозы возможных сценариев развития событий не даются. Достаточно небольшие митинги протеста пока не свидетельствуют о возможности 'украинского сценария'.

Насколько сильно эксперты сомневаются в предпосылках такого развития событий в Средней Азии, рассказал в эти дни в своем большом аналитическом материале, опубликованном в 'Независимой газете', один из лучших специалистов, знающих регион, Алексей Малашенко из московского Центра Карнеги (Carnegie): общество, которое является, 'скорее, консервативным', не склонно, несмотря на недовольство, к 'решительным изменениям'. К этому следует добавить раскол оппозиции. В Киргизстане она расколота на три лагеря, в Таджикистане оппозиционеры это вообще всего лишь одиночки. В Средней Азии нет признанных лидеров оппозиции. Наконец, нельзя недооценивать также боязнь 'дестабилизации по региональному и этническому принципу' из-за наличия больших этнических меньшинств, таких, как узбеки (Киргизстан, Таджикистан) или русские (Казахстан).