Революция не может стоять на месте. Она должна постоянно двигаться вперед, или погибнуть. Сегодня мы видим зарождение великолепного, но хрупкого революционного процесса на Ближнем Востоке. Он стал возможен благодаря вторжению в Ирак, свержению Саддама Хусейна и решимости 8 миллионов иракцев, которые пришли на свободные выборы. У тех, кто видел это на телеэкранах, сразу возник вопрос: почему иракцам можно, а нам нельзя?

Если уж быть точным, то революционная волна поднялась за пределами Ближнего Востока: ее отправной точкой стали выборы в Афганистане. Следующим этапом стало голосование в Ираке. В промежутке между ними состоялись свободные выборы в Палестине, в результате которых к власти в автономии пришло умеренное, реформаторское руководство, а затем и потрясающий 'бунт' в палестинском парламенте, отказавшемся включить в правительство 'блатных' коррупционеров.

Но это было только начало - демонстрации в поддержку демократии прошли в Египте, и этот беспрецедентный случай вынудил президента Хосни Мубарака дать обещание провести первые в истории страны альтернативные выборы. Затем последовала 'кедровая революция' в Ливане: убийство лидера оппозиции Рафика Харири (Rafiq Hariri) спровоцировало взрыв народного возмущения. Люди вышли на улицы и смели марионеточное правительство, созданное в Бейруте сирийцами.

Революция - это слово носится в воздухе. И что нам делать? Мы уже слышим голоса 'осмотрительных', предостерегающие от освобождения Ливана. Флинт Леверетт (Flynt Leverett), этот вездесущий эксперт по Ближнему Востоку, уже выступил на страницах 'New York Times' против немедленного окончания сирийской оккупации Ливана. Вместо этого, полагает он, нам следует 'привлечь к сотрудничеству' тиранический режим в Дамаске.

Эти люди просто безнадежны. Вот-вот рухнет, как выражаются сами арабы, 'ближневосточная Берлинская стена', а наши 'реалисты' опять призывают заключать сделки с диктаторами. Это было бы не просто ошибкой - это была бы настоящая трагедия. Мы предали бы собственные принципы. Мы предали бы народ Ливана, который вдохновлялся этими принципами.

Более того, 'кедровая революция' может обернуться не только освобождением Ливана, но и преобразованиями по всему Ближнему Востоку. Почему? Потому, что вынужденный вывод сирийских войск из Ливана способен спровоцировать падение диктатуры Асада. А перемены в Дамаске приведут к преобразованию всего региона.

Мы не говорим о вторжении в Сирию. Мы уже много куда вторгались, да и необходимости в этом нет. Если Башар Асад потеряет Ливан, это станет смертельным ударом для его режима.

Тому есть две причины: одна - экономическая, другая - психологическая. Подобно всем системам 'советского образца', сирийская экономика нежизнеспособна. Она существует за счет ливанской торговли и коррупции. Без этого рухнет экономическая опора асадовского клептократического режима. Та же судьба ждет и его психологическую опору. Власть диктатур, подобных асадовской, основана на страхе, а этот страх поддерживается могуществом государства или иллюзией такого могущества. Контроль над Ливаном имеет первостепенное значение для поддержания этой иллюзии. Его утрата - да к тому же в результате мирных выступлений невооруженных граждан - разрушит мистический ореол, окружающий фигуру Асада.

Башар Асад сменил Саддама Хусейна в роли главного 'злодея' в регионе. Сирия - островок диктатуры в океане демократизации - изо всех сил пытается дестабилизировать обстановку в соседних странах. Буквально все считают, что убийство Харири было делом рук сирийцев. Теракт в Тель-Авиве в прошлую пятницу, направленный на срыв наметившегося сближения между израильтянами и палестинцами, также был осуществлен по приказу Дамаска. Нам известно и то, что Сирия предоставляет убежище вождям мятежников-баасистов, убивающих иракцев и американцев.

Пять лет назад в Сирии ненадолго забрезжила 'дамасская весна' - жители страны требовали свободы. Асад подавил эти выступления. Сегодня 140 представителей сирийской интеллигенции направили властям петицию с просьбой вывести войска из Ливана. Они не побоялись подписаться собственными именами. Сирия тоже избавляется от страха. Если 'демократическая бацилла' распространится и на Дамаск, то весь регион от Средиземного моря до Ирана встанет на путь демократизации.

Этот процесс, конечно, нельзя считать необратимым. Вспомним о подавлении либеральных революций в Европе в 1848 г., в Венгрии в 1956 г., в Чехословакии в 1968 г., на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. Режим, готовый действовать безжалостно и решительно, способен задушить революцию. Потому-то 'привлекать к сотрудничеству' тиранов - это самое худшее, что мы можем сделать.

Сегодня не время прислушиваться к робким, боязливым, соглашательским и нерешительным голосам. Если бы мы прислушались к ним два года назад, то до сих пор барахтались бы в трясине программ 'нефть в обмен на продовольствие', запретных для полетов зон и бесполезных эмбарго. Именно наши принципы привели нас в сегодняшний день - и путь к нему лежал через Афганистан и Ирак. Доверимся им опять - и пойдем дальше: из Бейрута на Дамаск.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru:

Чарльз Краутхаммер: Россия - угроза завтрашнего дня ("The Washington Post", США)

Чарльз Краутхаммер: Почему только на Украине? ("The Washington Post", США)

Чарльз Краутхаммер: Джихад - война против секса ("The Washington Post", США)

Чарльз Краутхаммер: Россия не является нашим союзником ("Time", США)

Чарльз Краутхаммер: Не поворачивайте назад, господин президент! ("The Washington Post", США)