Заявление Сирии о своем намерении осуществить частичный вывод войск из Ливана, по всей вероятности, является попыткой затянуть время. Сейчас Дамаск находится под все возрастающим международным давлением с целью заставить его завершить военное присутствие в Ливане после того, как в прошлом месяце было совершено убийство бывшего ливанского премьера Рафика аль-Харири. Это событие вызвало массовые протесты по всей стране. Теперь, когда такие страны как Египет и Саудовская Аравия присоединились к требующим положить конец сирийскому присутствию в Ливане, Дамаск оказался в чрезвычайно сложной ситуации, в которой не был никогда. Сирийские руководители всегда неофициально оправдывали свое влияние и присутствие в Ливане и считали его естественным, поскольку, по их мнению, эта страна является частью 'Великой Сирии', в свое время входившей в состав Оттоманской империи.

Когда в 1975 году в Ливане началась гражданская война, Дамаск заявил о своем долге вмешаться и взять под контроль создавшуюся ситуацию сначала под эгидой Арабской Лиги, а затем и с целью прекратить вооруженную борьбу между шиитами и суннитами в Бейруте. В тот момент с возражениями по этому поводу не выступил никто, и Сирия решила остаться в Ливане даже после того, как война в этой стране завершилась в 1989 году подписанием Таифского договора. Несмотря на то, что по договору сирийские войска, до начала окончательного вывода, в 1992 году должны были покинуть Бейрут и передислоцироваться в долину Бекаа, Сирия не выполнила это положение договора, совершив только частичный вывод своих войск.

Задним числом можно говорить о том, что общественное недовольство и волнения в Ливане, возможно, подогревались действиями сирийской разведывательной службы, стремившейся навязать мнение о том, что влияние Дамаска является определяющим фактором для стабильности ситуации в стране. Так, многое ливанцы рассматривали Сирию и поддерживаемую Ираном милицию Хезболлах в качестве противовеса Израилю, оккупировавшему южный Ливан в 2000 году. Однако, сейчас ситуация быстро меняется, поскольку у Сирии, с катастрофической быстротой теряющей друзей даже в арабском мире, остается в Ливане все меньше шансов и возможностей.

Главная проблема для Президента Ассада, уважаемого реформатора, заключается в том, что все его усилия покончить с тяжелым наследием истории встречаются в штыки группой 'частных империй', в особенности сирийскими разведывательными службами, фактически управляющими страной. Возможно, давление со стороны Америки и общественный протест в самой Сирии помогут ему совершить необходимые преобразования, а Ливан вновь станет Парижем Востока.