Уважаемый президент Буш,

Я - один из немногих парижских интеллигентов, кто с самого начала публично поддерживал вооруженную интервенцию против Саддама Хусейна. Такую позицию я занял по одной простой причине - из-за бесчеловечности этого режима; единственное, о чем я сожалею, так это о том, что его не свергли еще в 1991 г. Таким образом, я, как гражданин, воспользовался своим правом публично выражать несогласие с политикой моего правительства, а как философ - моим правом выступить против практически единодушной позиции французского общественного мнения, которое, от крайне левых до крайне правых, от правящей партии до оппозиции, от рядового активиста до президента республики, клеймило вашу инициативу.

Поэтому я с полным основанием могу оценить эволюцию общественных настроений во Франции и по всей Европе, наглядно проявившуюся в ходе вашего недавнего визита на Континент. Вы, наверно, заметили, что антиамериканские демонстрации во время этой поездки были немногочисленными и разрозненными. Они ничуть не напоминали массовые и бескомпромиссные протесты, спровоцированные в свое время прибытием в Европу Никсона и Рейгана. Аналогичным образом, когда Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) выступала с речью в самом центре Латинского квартала в Париже, ни одна враждебно настроенная группировка не попыталась сорвать мероприятие, хотя студенты Сорбонны склонны к акциям протеста не меньше, чем их сверстники из Беркли.

Не стоит, однако, думать, что дискуссия уже закрыта. Она только началась. Стоит воинам свободы потерпеть очередную неудачу, стоит террористам, к ужасу всех добрых людей, совершить очередную чудовищную акцию, и дурацкая литания зазвучит с новой силой: 'Мир любой ценой, мир прежде всего, мир - хоть среди развалин!'

Наш бывший министр иностранных дел Доминик де Вильпен (Dominique de Villepin), нынешняя 'восходящая звезда' французского правительства, объявил 'граду и миру' о радикальном противоречии между 'двумя мировоззрениями'. Его собственное мировоззрение, отражающее позицию Парижа, безоговорочно ставит на первое место мир, а свобода, по их мнению, рано или поздно последует за ним. Противоположное мировоззрение отдает пальму первенства свободе - только на ее основе можно построить прочный и устойчивый мир.

Именно этим принципом руководствовались первые демократические режимы Европы и великие мыслители, например, Кант. Он вдохновлял Американскую и Французскую революции в их лучших проявлениях. Он водил рукою тех, кто писал Декларацию прав человека. Во Французской республике его до сих пор можно увидеть вырезанным в камне на фасадах государственных учреждений, хотя мало кто из парижан сегодня может повторить эти слова в правильном порядке: 'Свобода, равенство, братство'. Свобода стоит на первом месте: именно к такому решению пришли и вы. Спасибо вам за это - вы молодец!

Достойный прием, который вам оказали на нашем старом Континенте, связан, как вы, наверно, и сами заметили, не с внезапным превращением в поборников свободы представителей французской, немецкой, испанской или бельгийской элиты, которые без стеснения заявляют, что выражают мнение всей Европы. Новости, поступающие со всего мира, опрокидывают их предвзятые концепции. Люди бросают вызов террору и, рискуя жизнью, приходят к урнам для голосования: именно так было в Афганистане и Ираке. Они защищают свободные выборы от происков мафии и тех, кто тоскует по советскому строю: так было на Украине и в Грузии. Поэтому западноевропейская 'улица' и 'пацифистские' круги были вынуждены на время отступить перед лицом этих неожиданных проявлений смелости и силы духа. В ходе вашей поездки вы вновь с энтузиазмом заявили о своей поддержке 'бархатных революций' - борьбы за свободу, что идет сегодня на бейрутских бульварах и уже увенчалась победой на киевском Майдане незалежности.

Вы без колебаний - дипломатично, но четко и в полный голос - критикуете и автократические тенденции в политике Владимира Путина. Спасибо вам и за это! Тем самым вы, помимо прочего, вызвали изумление в западноевропейских столицах, где власти соперничают в борьбе за благосклонность кремлевского 'хозяина', и не осмеливаются произнести ни единого слова критики в его адрес: настолько они недооценивают мощь подлинного стремления к демократии, охватившего бывшую советскую империю и 'арабский мир'.

Освободительное движение - от будапештского восстания 1956 г. до киевской революции 2005 г. - изменившее за последние 50 лет лицо Европы, сегодня угрожает тиранам по всему миру. Для него стремление жить свободно - начало всех начал. Именно оно воплощает принципы цивилизации в 21 веке.

Успех вашего последнего визита доказывает, что под давлением непреложных фактов европейское общественное мнение способно отложить в сторону предвзятый антиамериканизм. Пожалуйста, г-н президент, не ослабляйте усилий, добиваясь всеобщей поддержки борьбы за свободу. Не отказывайтесь от своего обязательства помешать 'государствам-изгоям' безразборно торговать любым оружием, способствуя распространению ядерных вооружений и оказывая практическую или моральную поддержку легионам вражды, рыщущим по планете под триединым лозунгом: ненависть к Америке, ненависть к евреям, ненависть к женщинам.

* * *

И все же, в заключение этого поздравительного послания я не могу не упомянуть о своих возражениях, и о скорби, сжигающей меня из-за того, что вы не сочли нужным ни словом упомянуть о трагедии, которая не дает мне покоя, преследует меня вот уже 11 лет, и, боюсь, не оставит до смертного часа. Вы ни разу не произнесли слово 'Чечня'. Господин президент, вспомните о Грозном - этот город с четырехсоттысячным населением стал первой столицей, стертой с лица земли европейской армией после разрушения Варшавы Гитлером в 1944 г. Подумайте об этом маленьком народе - меньше миллиона человек - который за последние десять лет потерял от пятой части до четверти своей численности. Только представьте: для Франции такой же процент жертв составил бы 13 миллионов человек, а для Америки - 60 миллионов.

Прошу вас подумать и о том, что за последние три столетия колониальные войны трижды ставили этот неукротимый народ на грань исчезновения. Сначала - под безжалостным натиском царских армий. Потом - когда Сталин и Берия за три дня бросили целый народ за колючую проволоку ГУЛАГа. Сегодня это происходит третий раз - мирное население без разбора уничтожается под лозунгом путинской 'антитеррористической операции'. Свободная пресса всего мира пестрит свидетельствами о неописуемых действиях российской армии. Я, в нарушение всех законов, побывал в Чечне, чтобы оценить обстановку на месте, и могу подтвердить, что мрачные картины, которые рисуют журналисты - правда.

В чем причина столь непреклонного упорства? В чем причина столь безжалостной жестокости? Упрямство Москвы обусловлено не стратегическими соображениями, и не заинтересованностью в чеченской нефти. Эта крохотная республика никому не угрожает, и к тому же борцы за свободу обязуются обеспечить ее демилитаризацию под международным контролем. Главная причина жестокости россиян в Чечне, которую подметил еще Толстой - 'назидательного' порядка. Необходим наглядный пример, показывающий самим россиянам, что ждет того, кто ослушается указа сверху. В 1818 г. генерал Ермолов в письме к Николаю I изложил главную причину этой непрекращающейся войны: 'Чеченцы [так в тексте. Ермолов говорил о 'горских народах - прим. перев. ] примером независимости своей в самих подданных Вашего Величества порождают дух мятежный и любовь к независимости'. Вы настаивали на уважении прав меньшинств. Вы говорили о свободе. Неужели, господин президент, вы позволите уничтожить народ, который приветствует чужестранца такими словами: 'С тобой в дом вошла свобода!'

Потребовать от президента Путина прервать эту зловещую традицию - значит помочь ему выбраться из омута самовластья, в который он погружается все глубже. Это позволит защитить угнетенное меньшинство и поддержать демократию в России. Умоляю вас: напомните публично президенту Путину, что в наше время, когда информация, несмотря ни на что, неизбежно просачивается наружу, народ, занятый взаимоистреблением, не может быть свободным. Молчание о военных преступлениях и оскорблениях человечности - самоубийственный путь для нашей единой цивилизации.

С уважением,

А. Глюксман

Последняя книга г-на Глюксмана 'Дискурс о ненависти' ("Le Discours de la Haine") вышла в 2004 г. в издательстве 'Plon'.

Данную статью перевел с французского Альфред де Монтескью (Alfred de Montesquiou)

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Андре Глюксманн: Беслан: мораль и политика ("El Pais", Испания)

Андре Глюксманн: Что значит для нас 'День Д'? ("The Wall Street Journal", США)

Андре Глюксманн: Палачи тоже умирают ("El Pais", Испания)

Андре Глюксманн: Добро пожаловать в мир мегатерроризма! ("The Wall Street Journal", США)

Андре Глюксманн: Русская рулетка ("Die Welt", Германия)

Андре Глюксманн: Злодеяния Саддама заставляют содрогнуться ("Le Figaro", Франция)

Андре Глюксманн: Путин действовал как террорист ("La Vanguardia", Испания)