Брент Скоукрофт был советником по национальной безопасности президентов Джеральда Форда (Gerald Ford) и Джорджа Буша-старшего (George H.W. Bush). Даниэль Поунман работал в аппарате Совета национальной безопасности при президентах Джордже Буше-старшем и Билле Клинтоне (Bill Clinton).

9 марта 2005 года. В прошлом месяце президент США Джордж Буш-младший (George W. Bush) принял меры к тому, чтобы ликвидировать трансатлантические расхождения, в том числе подтвердил свою поддержку сильной Европе. Хотя серьезные различия остаются, эти шаги заложили основу для того, чтобы отремонтировать потрепанные отношения. И вот теперь Москва подписала важное соглашение, которое требует от Тегерана возвращать в Россию все отработанное топливо атомного реактора "Бушер" (Bushehr). В совокупности эти события создают возможность для того, чтобы сдержать иранскую ядерную угрозу.

На протяжении более десятилетия Соединенные Штаты призывают Россию воздержаться от опасного экспорта ядерных материалов и технологий в Иран. Россия продолжает строительство атомного реактора "Бушер", но в последние годы приостановила помощь такого рода, которая могла бы способствовать Ирану в обогащении урана или в выделении плутония. Отказываясь направлять свежее топливо для атомного реактора "Бушер" до тех пор, пока Тегеран не согласится возвращать все содержащее плутоний отработанное топливо, Россия не позволила Ирану пойти одним из путей, который позволяет приобрести возможность для производства ядерного оружия.

Блокирование другого пути - обогащения урана - является фокусом усилий английской, французской и немецкой дипломатии в отношении Ирана. Многие в Соединенных Штатах сомневались в том, что у этой троицы из Европейского союза (ЕС) хватит духу добиться своего. Но во время поездки г-на Буша по Европе лидеры этой троицы из ЕС настаивали на том, что Иран не должен стать обладателем ядерного оружия.

В частном порядке европейцы говорят, что американское участие имеет критически важное значение для успеха их дипломатической инициативы. Американская антипатия к иранскому правящему режиму таит в себе конкретную угрозу - смену режима - однако Соединенные Штаты не проявляют желания поддержать Европу, предлагающую Тегерану побудительные мотивы, если тот откажется от своей опасной ядерной деятельности и согласится на международный контроль. Однако в Германии советник президента США по национальной безопасности Стивен Хадли (Stephen Hadley) высказал мнение, что европейские идеи заслуживают дальнейшего изучения г-на Буша; последующие сообщения заставляют предположить, что именно это и происходит. Тем самым открывается возможность того, что Соединенные Штаты примут участие в предоставлении Ирану побудительных мотивов, быть может, в обмен на участие Европы в принуждении, если дипломатия не даст позитивного результата.

Таким образом, созданы условия для возможных совместных действия США, ЕС и России с целью помешать продвижению Ирана к обладанию ядерным оружием. Но как? Со времен шаха и до настоящего времени Иран питает ядерные амбиции. Однако действия Тегерана заставляют предполагать, что он не безразличен к угрозе того, что его дело будет передано на рассмотрение в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН), или что он будет лишен экономических выгод от торговых соглашений с Европой или доступа во Всемирную торговую организацию (ВТО). Это его чувствительность отражает как гордость, так и признание иранским правительством того факта, что оно должно делать больше для удовлетворения надежд своего бурно растущего и недостаточно трудоустроенного населения.

Фундаментальной целью иранского правительства, кажется, является самосохранение. Если стремление к атомной бомбе станет мешать этой цели, муллы, вполне возможно, будут готовы изменить свои амбиции. Это означает, что мировое сообщество, быть может, обладает достаточно сильным рычагом влияния на Иран. Следовательно, Европа, Россия и США должны поддержать всеохватывающий пакет предложений, обеспечивающих Ирану важные выгоды в сфере безопасности и экономики за поддающееся проверке обязательство Ирана, как минимум, остановить всякую деятельность, которая могла бы привести к увеличению его возможностей по созданию ядерного оружия. Для этого потребовался бы отказ от запланированного строительства в Иране исследовательского реактора на тяжелой воде и от его программы переработки ядерного топлива на центрифуге. Если он на это пойдет, тогда ему следует предложить поставлять "от колыбели до могилы" на выгодных для него условиях ядерное топливо для любого иранского атомного реактора.

Коалиции следует дать иранцам понять, что, если Иран откажется от подобного предложения, ей не останется иного выбора, как только заключить, что он заинтересован лишь в ядерном оружии, и совместно применить против него значительные санкции. Действительно, СБ ООН, скорее всего, найдет политическую волю для принятия эффективных мер принуждения в ответ на ядерную деятельность Ирана только после того, как будут исчерпаны все попытки дипломатического решения проблемы.

Такое решение выгодно всем. США уменьшат риск того, что Иран станет действовать против их интересов. Европа увеличит торговлю и повысит свою энергетическую безопасность. Россия откроет двери для более широкого ядерного сотрудничества с Соединенными Штатами, включая возможность разрешить ей получать доходы от предоставления площадок для складирования американского отработанного топлива, которое вывозится из Азии и других мест. Иран нарастит свою безопасность и увеличит торговлю. А весь мир избежит каскадного распространения ядерного оружия на Ближнем Востоке.

Но такой подход требует безупречного согласования позиций всех заинтересованных правительств. Если Европа станет предлагать одни только побудительные мотивы, а Соединенные Штаты - одни только угрозы, Иран, скорее всего, придет к выводу, что может и дальше сталкивать их лбами, или что любое соглашение будет недолговечным.

Если США, Европа и Россия не смогут договориться о совместном подходе, то наша планета, по всей вероятности, столкнется с тем, что иранское правительство станет гораздо ближе к обладанию ядерным оружием, нежели к тому, что оно будет заменено пацифистами, которые откажутся от ядерной опции. Все страны заинтересованы в том, чтобы избежать подобного исхода.