Как-то утром в 1991 году два приятных молодых человека зашли в офис менеджера израильского банка 'Дисконт' Гидеона Лахава (Gideon Lahav) с небольшим чемоданчиком. Мы хотим открыть вклад, сообщили они, 85 млн. долларов. Лахав вздрогнул, но молодые люди постарались развеять его страхи, предъявив документ польского Центробанка, подтверждающий, что деньги вполне кошерные.

Тем не менее, в банке засомневались и обратились к инспектору банков Банка Израиля с вопросом, что делать. Независимо от того, что он сказал, известно наверняка, что 'Дисконт' взял деньги и открыл счет, а через несколько месяцев Андрей Гушуровский и Богослав Багшик, позже ставшие известными как 'поляки', приобрели половину компании 'Паз'.

Позже выяснилось, что 'поляки' вовсе не унаследовали деньги от богатого дяди и не заработали их, продавая библии вразнос или лимонад в киоске. Они совершили растрату в польском банке.

Если вчера вы с ужасом и недоверием восприняли новость, что израильские банки опустились до отмывания денег сомнительных личностей, расслабьтесь. На самом деле, все как раз наоборот. На протяжении десятилетий израильские банки специализировались на легализации доходов, добытых нечестным путем, а в последние три года начали избавляться от этой дурной привычки, что сыграло огромную роль в их финансовом положении и стабильности.

Подозреваемые в крупном скандале с отмыванием денег в банке 'Hapoalim', разразившемся на этой неделе, не могут заявить, что не знали об изменении в правилах. Все банковские круги провели последние три года, изучая и переваривая новые жесткие стандарты, введенные для уничтожения экономических механизмов террористических организаций, а на практике осложняющие жизнь и преступникам в белых воротничках.

Почему мы так популярны?

Израильские банковские книги показывают, что на иностранных вкладах лежит как менее 25 млрд. долларов. Почему же иностранцы так любят израильские банки?

Некоторые - потому, что они евреи, но большинство - потому, что львиная доля денег заработана в лучшем случае на уклонении от налогов, в худшем - на преступлениях.

Годами банки Израиля открывали крупные филиалы и начинали массовые операции в Южной Америке, Европе и США, накапливая деньги вот из таких сомнительных источников. Значительная часть поступала в неприметных чемоданах, и обычно банки не сильно старались выяснить их происхождение.

Наступили 1990е, и крупные банки Израиля обнаружили новую географическую единицу, развивавшуюся гораздо быстрее Южной Америки, Европы и США, - Россию.

Раз в несколько месяцев очередная новая российская знаменитость (разумеется, еврейской национальности) посещала Израиль, привозя десятки или сотни миллионов долларов. Банки не докучали почетным гостям вопросами, они просто открыли специальные отделения для работы с Восточной Европой.

Выбор пал на россиян

Вчера член кнессета Юрий Стерн (Yuri Stern) обвинил полицию в том, что единственная причина нападок на клиентов хайарконского филиала 'Hapoalim' заключается в том, что они из России.

Если честно, в чем-то он прав. Полиция и банкиры относятся к 'российским' деньгам с огромным подозрением.

Впрочем, их зуд можно понять. Последняя версия списка самых богатых людей мира журнала 'Форбс' включает не меньше 10 россиян, начиная с Михаила Ходорковского из 'ЮКОСа' с 15 млрд. долларов и Романа Абрамовича с 10,6 млрд. и заканчивая Михаилом Фридманом, Владимиром Потаниным, Михаилом Прохоровым, Владимиром Лисиным, Алексеем Мордашовым, Олегом Дерипаской, Виктором Вексельбергом и самым бедным из них, Вагитом Алекперовым, у которого всего-то 2,7 млрд. долларов.

Где были эти люди десять лет назад? Некоторым из них было чуть за двадцать, некоторые были нищими предпринимателями, большинство - владельцами малого бизнеса. Как они заработали огромное даже по мировым меркам богатство в большой стране, чей ВВП составляет всего 5% от ВВП Америки? Хороший вопрос. Правда в том, что большая часть их активов пришла от коррумпированных политиков.

Законные миллионеры

В Израиле уже три года публикуется свой аналог списка 'Форбс', TheMarker, включающий 500 самых богатых людей. В нем также появляются весьма неожиданные имена, например, Аркадий Гайдамак, чье состояние оценивается в 800 млн. долларов, или трио Владимира Дубова, Михаила Брудно и Леонида Невзлина, каждый из которых владеет миллиардами.

Включенные в список россияне не любят известности. Редактор российской версии 'Форбса' был убит через несколько месяцев после публикации имен самых богатых людей страны.

Зви Хефец (Zvi Hefetz) - посол Израиля в Лондоне. До недавнего времени он представлял в Израиле Владимира Гусинского, еще одного российского мультимиллионера, разбогатевшего в 1990х. Четыре года назад я встречался с Хефецем после того, как 'Wall Street Journal' опубликовал нелестные отзывы о его российском покровителе.

Хефец просто кипел. Он заявил, что Гусинский заработал состояние законным путем, занимаясь в России банковским делом и СМИ. Во время разговора он воскликнул: 'Думаете, все богатые семьи Израиля, красующиеся на страницах деловых газет, законно заработали деньги? Вы проверяли, как они сколотили состояния в 1950х, 60х, 70х и 80х?'

Как и Стерн, Хефец в чем-то прав. Разница между большинством россиян, хранящими деньки в филиале банка 'Hapoalim' на улице Хайаркон, и нашими 'законными' миллионерами - лишь во времени.

Лучший способ отмыть деньги - дать им полежать. Подождать несколько десятилетий. Время - лучший отбеливатель. Бароны-разбойники 20го века теперь стали наиболее уважаемыми семьями Америки. Израильтяне, занимавшиеся контрабандой и кражами, подкупавшие политиков для получения льгот, в новом тысячелетии стали респектабельным богатым классом.

До принятия закона об отмывании денег все, что нужно было мошеннику, это выждать, и его угольно-черная прибыль становилась снежно-белой. Теперь это стало труднее.

Невозможно предсказать, чем закончится скандал. Будет ли он расширяться? Затронет ли высшие эшелоны банка, дойдет ли до самых высокопоставленных нуворишей Израиля? Или захлебнется? Кто знает, но нет сомнений в том, что израильским банкам придется резко отказаться от старой привычки.