Фридберт Пфлугер курирует во фракции ХДС/ХСС в Бундестаге внешнеполитические вопросы. По его мнению, безопасность снабжения не должна быть делом частной экономики.

В декабре 2004 года Международное энергетическое агентство предупредило ЕС, что зависимость от российского газа ставит под угрозу энергетическую безопасность. Между тем, Германия покрывает 47 процентов, а некоторые новые государства-члены ЕС, такие, как Словакия, 100 процентов своих потребностей в газе за счет поставок из России. Случайное или преднамеренное прекращение поставок могло бы иметь серьезные последствия. Сколь бы важным и целесообразным ни был энергетический альянс Германии с Россией, нельзя упускать из виду то обстоятельство, что Россия рассматривает торговлю энергоносителями в качестве потенциального средства для оказания давления на зависимые от нее государства. Это честно и откровенно признает российское Министерство иностранных дел.

В то же время хорошее поведение в отношении России, что касается вопроса дефицита демократии в Чечне, дает основание для обвинения в действиях по формуле 'молчание за газ'. Когда в Германии речь заходит об энергетике, участники дискуссии концентрируют свое внимание на экономичности и пользе для окружающей среды. Несправедливо, что у нас лишь иногда поднимается серьезный вопрос безопасности стратегического обеспечения энергоносителями.

Зависимость ЕС от импорта природных энергоносителей стремительно усилится после того, как в ближайшие 20 лет будут исчерпаны запасы месторождений на Северном море, например, что касается нефти, то она возрастет до 90 процентов. В обозримое время природные энергоносители будут составлять основу нашего снабжения, к тому же регенеративные источники покрыть местные потребности, вопреки предсказаниям федерального правительства, не в состоянии ни по стоимости, ни по своей значимости.

Рост цены на нефть в 2004 году был вызван, в первую очередь, неожиданно большим увеличением спроса в странах переходного периода. В то же время имел место недостаток капиталов из-за упущенных инвестиций в старое и новое добывающее оборудование. Несмотря на возрастающий спрос, особенно в странах Азии, резервы природных энергоносителей и запасы на предполагаемых месторождениях в состоянии обеспечить снабжение более чем на 100 лет вперед, говорит Франк Умбах (Frank Umbach) из Немецкого общества по вопросам внешней политики. Для этого требуются значительные инвестиции в добывающее оборудование, в переработку и в транспорт. Большое значение имеет также защита энергетической инфраструктуры (такой, как электростанции) и транспортных путей (таких, как нефтепроводы) от нападений террористов. Блокада Хормуза, представляющего собой игольное ушко, привела бы к тому, что мир лишился бы 30 процентов всего экспорта нефти.

Доказательством того, что безопасность снабжения энергоносителями должна, наконец, стать вопросом внешней политики и политики безопасности, служит не только это. Так считают в ЕС - с декабря 2003 года Европейская стратегия безопасности обращается к вопросу энергетической безопасности, - в США, в России и в Азии. Китай сознательно препятствует Совету безопасности ООН вводить санкции против Судана, чтобы добиться благосклонности со стороны экспортера энергоносителей.

Тем не менее, ответственность за безопасность снабжения Германии до сих пор отдается полностью на откуп частных компаний. В чем должна заключаться политика в области безопасности снабжения энергоносителями? Во-первых, Германии необходима стратегия диверсифицированных поставок, во-вторых, дублирование транспортных путей и, в-четвертых, Германия обязана заботиться о стабильности в добывающих регионах и транзитных странах. Мы утрачиваем наши технические возможности в области атомной энергии. Если так будет продолжаться и дальше, то еще до окончания сроков эксплуатации наших атомных электростанций (АЭС) у нас не останется специалистов, способных обслуживать оборудование. В развитии атомных электростанций четвертого поколения, по поводу которых существует международная договоренность, Германия как раз участия не принимает, федеральное правительство расторгло бразильско-германский договор по атомным вопросам, подписанный в 1975 году.

Следует, по меньшей мере, делать вывод, что немецкая экономика в условиях глобального спроса на атомные электростанции - один только Китай планирует строительство 30 атомных АЭС - сыграет свою роль, к тому же немецкое оборудование самое надежное в мире. Энергетический альянс с Россией Германия обязана дополнить таким же партнерством с другими регионами, например, со странами Каспийского бассейна или с Западной Африкой. Тем самым, был бы обеспечен доступ к рынкам до того, как их исчерпают другие импортеры энергоносителей. В начале января Иран договорился с Индией о поставках газа на ближайшие 25 лет.

Диверсификацией является также освоение месторождений путем строительства нефтепровода и строительство терминала для сжиженного газа в Вильгельмсхафене, который позволит Германии независимо от существующей сети трубопроводов стать участником растущего мирового рынка жидких энергоносителей. В феврале концерн Shell значительно расширил этот бизнес с Катаром. Германия обязана, наконец, отнестись к энергетической безопасности как к стратегической задаче внешней политики и политики безопасности и диверсифицировать свое снабжение. Тогда нам не придется беспокоиться за будущее.